Реабилитация Волковой

Блог доктора Волковой. Истории пациентов

Большой человек

  • 24.04.2020

У Эфраима Севелы, которого сейчас читаю, есть эпизод о курении бойцов, у которых нет рук и ног. Совсем.

Я пришла работать, врачом-неврологом, в госпиталь в 1987 году, и одним из первых моих пациентов был Николай Иванович Зарыгин. Мы подружились на недолгие 15 лет.

Он 1925 года рождения. В начале 1945 года, получил орден Красной звезды. А в конце апреля 1945, в Восточной Пруссии тяжелейшую минно - взрывную травму. И остался без ног, совсем, культей не было, т к тазобедренные суставы были удалены. И вот 20-летний парень возвращается домой, в Свердловск. Принесли его домой родители на руках, прибежала девчонка, которая его провожала на войну. И в конце 1945 года, они поженились. Жили хорошо, родили двоих ребятишек, он передвигался на маленькой тележке, отталкиваясь от земли "деревянными башмачками". Работал скорняком в артели инвалидной. А зимой 1950 года, жена его заболела воспалением лёгких, и умерла. Ему 25 лет. Запил он страшно, безнадёжно, насмерть. И в один из таких дней, вечером, он выпадает из тележки, и замерзает на улице. Нашли его утром, уже по свету. Руки у него были не отмороженные, а обледеневшие, т е крайняя степень холодовой травмы. Жизнь ему спасли, а руки нет. Их ампутировали. Справа была культя см 10, а слева ничего. После лечения с ним долго не разговаривали, а отправили его на пожизненное проживание в интернат для инвалидов, где-то на Уралмаше. Детей в детдом.

Но жизнь опять повернулась к нему лицом. Приехала его навестить подруга жены :" Взяла меня, на руки, вынесла из интерната, да в Загс занесла, я и согласия то дать не успел."

Забрали его детей, родили ещё 2. Она оказалась классной женщиной. Высокая, крепкая, на вид грубоватая, но очень добрая. Он для неё был - парень, всю жизнь, он был молодой. Он и в госпитале, у нас, для всех был молодым, очень добрым, сидит на кровати, 83 см, в одних трусах, весь ходуном ходит, шутит, смеётся, подначивает. Лежал только в афганских палатах, только с молодёжью, и курить, и в клуб, и выпить вечером в курилке, втихушку. А уж когда появился в отделении видеомагнитофон, то он первый вечера ждал.

Все четверо их детей получили профессии, у всех сложилась жизнь, семьи. Навещали, ухаживали постоянно. Славные ребята, помню принесли дефицитные апельсины, чистят ему, а он командует, чтобы все дольки на 8 тумбочек были разложены, палаты 8-местные были.

Дети разъехались, жена перенесла инфаркт, носить его стало труднее, хоть и был он всего 83 см. Но у нас был очень хороший начальник госпиталя, хорошее отделение, очень доброе отношение к этим святым людям. И мы всегда брали его на госпитализацию по её просьбе, во многом, чтобы помочь ей. И жену лечили в отделении. А когда она его забирала, то всегда говорила : "ну, все, хватит тебе бездельничать, домой поехали." И толкала впереди себя коляску с ним. Никогда не видела его угрюмым, раздраженным, обиженным.... Он всегда говорил: какой он везучий и счастливый, и все мы здесь такие же, только не понимаем счастья своего и ноем часто не по делу.

Умер он в 77 лет, во сне, неожиданно, просто заснул. Хоронили его в настоящем, большом гробу, как большого человека. А для меня он очень большой человек, этот молодой парень, который прожил такую непростую жизнь.

К сожалению, фотографии Николая Ивановича у меня нет. А есть врачебный состав нашего отделения в 1989 году. И такое тепло от этой фотографии, такие мы тут все настоящие, спокойные, добрые. Ни грубости, ни хамства, ни отмахнуться от больного даже в голову придти не могло. Но это лирическое отступление.

Не будем забывать нашу историю, этих парней, которые все отдали за нашу с вами счастливую, достойную жизнь.

Берегите себя.

Ваша И. Г.

© 2020
Время работы:
ПН - ПТ | 8:00 - 20:00
СБ | 9:00 - 15:00
ВС | выходной
;