Реабилитация Волковой

Array
(
    [ID] => 1
    [~ID] => 1
    [TIMESTAMP_X] => 28.08.2018 13:50:30
    [~TIMESTAMP_X] => 28.08.2018 13:50:30
    [IBLOCK_TYPE_ID] => news
    [~IBLOCK_TYPE_ID] => news
    [LID] => s1
    [~LID] => s1
    [CODE] => corporate_news_s1
    [~CODE] => corporate_news_s1
    [NAME] => Новости
    [~NAME] => Новости
    [ACTIVE] => Y
    [~ACTIVE] => Y
    [SORT] => 500
    [~SORT] => 500
    [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/
    [~LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/
    [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ID#/
    [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ID#/
    [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/list.php?SECTION_ID=#ID#
    [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/list.php?SECTION_ID=#ID#
    [CANONICAL_PAGE_URL] => 
    [~CANONICAL_PAGE_URL] => 
    [PICTURE] => 
    [~PICTURE] => 
    [DESCRIPTION] => 
    [~DESCRIPTION] => 
    [DESCRIPTION_TYPE] => text
    [~DESCRIPTION_TYPE] => text
    [RSS_TTL] => 24
    [~RSS_TTL] => 24
    [RSS_ACTIVE] => Y
    [~RSS_ACTIVE] => Y
    [RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [~RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [RSS_FILE_LIMIT] => 
    [~RSS_FILE_LIMIT] => 
    [RSS_FILE_DAYS] => 
    [~RSS_FILE_DAYS] => 
    [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [XML_ID] => corporate_news_s1
    [~XML_ID] => corporate_news_s1
    [TMP_ID] => f8187b5433d792f0f9f7453cd9043f4f
    [~TMP_ID] => f8187b5433d792f0f9f7453cd9043f4f
    [INDEX_ELEMENT] => Y
    [~INDEX_ELEMENT] => Y
    [INDEX_SECTION] => Y
    [~INDEX_SECTION] => Y
    [WORKFLOW] => N
    [~WORKFLOW] => N
    [BIZPROC] => N
    [~BIZPROC] => N
    [SECTION_CHOOSER] => L
    [~SECTION_CHOOSER] => L
    [LIST_MODE] => 
    [~LIST_MODE] => 
    [RIGHTS_MODE] => S
    [~RIGHTS_MODE] => S
    [SECTION_PROPERTY] => N
    [~SECTION_PROPERTY] => N
    [PROPERTY_INDEX] => N
    [~PROPERTY_INDEX] => N
    [VERSION] => 1
    [~VERSION] => 1
    [LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [SOCNET_GROUP_ID] => 
    [~SOCNET_GROUP_ID] => 
    [EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [~EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [EDIT_FILE_AFTER] => 
    [~EDIT_FILE_AFTER] => 
    [SECTIONS_NAME] => Разделы
    [~SECTIONS_NAME] => Разделы
    [SECTION_NAME] => Раздел
    [~SECTION_NAME] => Раздел
    [ELEMENTS_NAME] => События
    [~ELEMENTS_NAME] => События
    [ELEMENT_NAME] => Событие
    [~ELEMENT_NAME] => Событие
    [EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1
    [~EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1
    [LANG_DIR] => /
    [~LANG_DIR] => /
    [SERVER_NAME] => 
    [~SERVER_NAME] => 
    [USER_HAVE_ACCESS] => 1
    [SECTION] => 
    [ITEMS] => Array
        (
            [0] => Array
                (
                    [DATE_CREATE] => 06.09.2018 10:37:00
                    [~DATE_CREATE] => 06.09.2018 10:37:00
                    [ID] => 420
                    [~ID] => 420
                    [IBLOCK_ID] => 1
                    [~IBLOCK_ID] => 1
                    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [NAME] => О различных методах арт-терапии расскажет психолог!
                    [~NAME] => О различных методах арт-терапии расскажет психолог!
                    [ACTIVE_FROM] => 06.09.2018
                    [~ACTIVE_FROM] => 06.09.2018
                    [TIMESTAMP_X] => 12.09.2018 15:51:14
                    [~TIMESTAMP_X] => 12.09.2018 15:51:14
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /news/420/
                    [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/420/
                    [LIST_PAGE_URL] => /news/
                    [~LIST_PAGE_URL] => /news/
                    [DETAIL_TEXT] => 

«В жизни у каждого случаются стрессы. Это нормальная ситуация для любого человека. Арт-терапия - это вид психотерапиии, в котором мы находим выходы из критических ситуаций путем самовыражения в творчестве»




[~DETAIL_TEXT] =>

«В жизни у каждого случаются стрессы. Это нормальная ситуация для любого человека. Арт-терапия - это вид психотерапиии, в котором мы находим выходы из критических ситуаций путем самовыражения в творчестве»




[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Наш клинический психолог Елизавета Леонтьева рассказывает о арт-терапии в репортаже утреннего экспресса на 4 канале. [~PREVIEW_TEXT] => Наш клинический психолог Елизавета Леонтьева рассказывает о арт-терапии в репортаже утреннего экспресса на 4 канале. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 382 [TIMESTAMP_X] => 12.09.2018 19:51:14 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 467 [WIDTH] => 700 [FILE_SIZE] => 52342 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/51a [FILE_NAME] => 51a3d5a9363c3aa87062d8ccf5ecdf7f.jpg [ORIGINAL_NAME] => art4channel.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => aeb9dd7245925797637dd0237212e9d8 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/51a/51a3d5a9363c3aa87062d8ccf5ecdf7f.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/51a/51a3d5a9363c3aa87062d8ccf5ecdf7f.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/51a/51a3d5a9363c3aa87062d8ccf5ecdf7f.jpg [ALT] => О различных методах арт-терапии расскажет психолог! [TITLE] => О различных методах арт-терапии расскажет психолог! ) [~PREVIEW_PICTURE] => 382 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 420 [~EXTERNAL_ID] => 420 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [~IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 06.09.2018 [FIELDS] => Array ( [DATE_CREATE] => 06.09.2018 10:37:00 ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR] => Array ( [ID] => 49 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:36 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 10 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [DATE] => Array ( [ID] => 104 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => дата [ACTIVE] => Y [SORT] => 20 [CODE] => DATE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => дата [~DEFAULT_VALUE] => ) [TIME] => Array ( [ID] => 105 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => время [ACTIVE] => Y [SORT] => 30 [CODE] => TIME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => время [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAG] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => тег [ACTIVE] => Y [SORT] => 40 [CODE] => TAG [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 534 [VALUE] => СМИ о нас [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => СМИ о нас [~DESCRIPTION] => [~NAME] => тег [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEOSOURCE] => Array ( [ID] => 107 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => видео-ссылка [ACTIVE] => Y [SORT] => 50 [CODE] => VIDEOSOURCE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => видео-ссылка [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDER] => Array ( [ID] => 146 [TIMESTAMP_X] => 2019-01-15 23:45:58 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Изображения для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Изображения для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [TAG] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => тег [ACTIVE] => Y [SORT] => 40 [CODE] => TAG [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 534 [VALUE] => СМИ о нас [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => СМИ о нас [~DESCRIPTION] => [~NAME] => тег [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => СМИ о нас ) ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [1] => Array ( [DATE_CREATE] => 04.09.2018 15:27:54 [~DATE_CREATE] => 04.09.2018 15:27:54 [ID] => 417 [~ID] => 417 [IBLOCK_ID] => 1 [~IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => «Врач сказал, что уже ничего не поможет»: как живёт уралец, которого раздавила глыба льда [~NAME] => «Врач сказал, что уже ничего не поможет»: как живёт уралец, которого раздавила глыба льда [ACTIVE_FROM] => 04.09.2018 [~ACTIVE_FROM] => 04.09.2018 [TIMESTAMP_X] => 06.09.2018 10:51:54 [~TIMESTAMP_X] => 06.09.2018 10:51:54 [DETAIL_PAGE_URL] => /news/417/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/417/ [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_TEXT] =>

В конце октября 2014 года Серов завалило снегом. Транспорт остановился, у подъездов намело такие сугробы, что люди с трудом выходили на улицу, в городе ввели режим ЧС. После нескольких дней снежного плена началась оттепель, а 29 октября потеплело до плюсовой температуры. В тот день 27-летний инженер Анатолий Петухов приехал в вагонное ремонтное депо, чтобы отдать своё резюме.

По нужному адресу было четыре одинаковых двухэтажных здания, зашёл в первое, оказалось, ошибся. Вышел на крыльцо, набрал телефон знакомого, который рассказал ему о вакансии, прошёл один гудок, сзади послышался шум, Анатолий не придал значения — производство же. В следующую секунду он почувствовал боль в спине, упал и покатился кубарем по земле. На него сползла с крыши огромная ледяная глыба, последствия сильного снегопада, которые никто не убрал.

— Я прокатился метров пять, был в сознании. Когда понял, что пошевелиться не могу, попросил рабочего, чтобы он позвал на помощь. Прибежали люди, вызвали скорую, — вспоминает Анатолий.

Мы встретились в Екатеринбурге, куда он приехал на очередную реабилитацию. Уже четыре года, прошедшие с того дня, он отвоёвывает у собственного тела право ходить.

Уральца привезли в серовскую больницу, ввели в искусственную кому. Травмы были страшные — переломы рёбер, ключицы, разрыв селезёнки, перелом нижнегрудного отдела позвоночника с тяжёлым повреждением спинного мозга. Через несколько дней приехавший из Екатеринбурга нейрохирург сделал операцию, ещё через месяц Анатолия с перитонитом отправили на вертолёте в областную больницу.

— Я был первым пациентом, которого из Серова забрал вертолёт, — вспоминает он с улыбкой.

В Екатеринбурге мужчина пролежал ещё месяц, и под Новый год его выписали домой. Лежачим, парализованным ниже пояса, тогда самостоятельно он не мог даже перевернуться.

— Мне никто понятного ничего не говорил, а родителям врачи сказали, что шансов, что я буду вставать, ходить, нет, — говорит Толя. — Когда выписывался из областной больницы, хирург сказал отцу: «Вы хоть миллион потратьте на реабилитацию, вам ничего не поможет». Мы доказали обратное.


После возвращения домой за Анатолием стали ухаживать родители и сёстры, своей семьёй он ещё не обзавёлся. Через три-четыре месяца он начал переворачиваться, нейрохирург, который оперировал его, посоветовал искать реабилитационный центр.

— Сотрудники вагонного ремонтного депо, где это всё произошло, помогли найти центр, и мой отец поехал к Ирине Геннадьевне Волковой. Она сказала, что я должен хотя бы как-то сидеть и надо залечить пролежни. Начали активно заниматься, одна моя старшая сестра приходила в обед, вторая после работы, делали пассивную гимнастику, начали появляться движения в пальцах ног, к концу апреля получилось ноги согнуть самостоятельно и стопами вращать. И поехали на реабилитацию в Екатеринбург.

Ирина Волкова вспоминает, что первый раз отец Толи обратился к ней в феврале 2015 года:

— Но на тот момент мы не могли взять его из-за тяжести состояния, мы не знали даже, выживет он или нет. Впервые он попал к нам в мае 2015 года, он не сидел, был абсолютно истощённый после полостной операции, очень слабый. Мы его приподнимали, чтобы посадить, а о том, чтобы ходить, тогда и речи не шло.

Постепенно Толю посадили, поставили на ноги, научили передвигаться с ходунками.

— Вы помните свой первый шаг?

— Да, конечно, помню. На первой реабилитации я был на коляске, через неделю-полторы смог самостоятельно встать у шведской стенки, кажется, врачи сами не ожидали, и для меня это неожиданным оказалось. Сделал несколько шагов влево-вправо. Ещё через неделю дали ходунки, сказали: «Вставай». Встал. «Иди!» Ну и пошёл, как бы так получилось. Всё как-то неожиданно для себя, так быстро. Работы, конечно, было много, всё трудно давалось, но результаты оправдывали себя.

После первой реабилитации Толя поехал домой и стал заниматься с удвоенной силой, инвалидную коляску сменил на ходунки, теперь для поддержки использует специальную трость и даже может сделать несколько шагов по ровной поверхности вообще без опоры. Шаги пока неуверенные, но он сдаваться не собирается.

— Когда я проснулся в больнице, знал, что у меня сломан позвоночник и уже сделали операцию, но у меня была полная уверенность, что немножко надо подлечиться и я пойду. Не было такого, что ну всё, здравствуй, инвалидная коляска, до свидания, повседневная жизнь. И очень сильно, конечно, вкладывала в меня семья, основную роль она сыграла. Всё это я больше для них, а не для себя делаю.

Виновным в случившемся признали начальника вагонного ремонтного депо, он возместил Анатолию Петухову моральный ущерб — 400 тысяч рублей. А в этом году Толя выиграл суд у самого предприятия по компенсации материального ущерба — денег, которые семья потратила на лекарства и реабилитацию. Изначально собрать их помогли друзья и коллеги.

— Когда такое происходит, многие задумываются: почему я, почему это случилось именно со мной. У вас было такое?

— Бывает, промелькнут мысли, но, честно, даже не знаю, из-за чего и почему. Вроде в жизни никого не обижал. Как так получилось? Это ведь буквально дело секунды. Через полсекунды отошёл бы вперёд — может, получилось бы избежать. Если бы обернулся раньше, среагировал на звук. Но так всё сложилось, сейчас стараюсь об этом не думать. Все негативные мысли надо отгонять.

— По-другому стали относиться к жизни, может, ценить больше?

— Трудно сказать. Ценить жизнь — я и так её ценил. Сильных изменений не было. Единственное, конечно, узнал, как непросто живётся инвалидам. Города не приспособлены для передвижения на колясках. Как оказалось, очень много инвалидов у нас, но они не выходят на улицу из-за того, что не устроена для этого среда.

Анатолий, пока лежал в больнице, прошёл онлайн-курсы веб-дизайна, освоил фотошоп и теперь работает из дома, делает календари, баннеры, вывески. Недавно начал ходить в тренажёрный зал, занимается с инструктором.

— Итоговая цель — перейти на ходьбу без опоры, но планов я стараюсь не строить, всё должно идти своим чередом, — говорит Анатолий. — Если плана не достичь, это внутренне разочаровывает, получается, ты что-то не сделал или что-то не получилось. Я стараюсь поменьше таких мыслей допускать, работать на максимуме, и как результат будет — так будет. Пока я результатом доволен.

полная статья со всеми материалами по ссылке: источник

[~DETAIL_TEXT] =>

В конце октября 2014 года Серов завалило снегом. Транспорт остановился, у подъездов намело такие сугробы, что люди с трудом выходили на улицу, в городе ввели режим ЧС. После нескольких дней снежного плена началась оттепель, а 29 октября потеплело до плюсовой температуры. В тот день 27-летний инженер Анатолий Петухов приехал в вагонное ремонтное депо, чтобы отдать своё резюме.

По нужному адресу было четыре одинаковых двухэтажных здания, зашёл в первое, оказалось, ошибся. Вышел на крыльцо, набрал телефон знакомого, который рассказал ему о вакансии, прошёл один гудок, сзади послышался шум, Анатолий не придал значения — производство же. В следующую секунду он почувствовал боль в спине, упал и покатился кубарем по земле. На него сползла с крыши огромная ледяная глыба, последствия сильного снегопада, которые никто не убрал.

— Я прокатился метров пять, был в сознании. Когда понял, что пошевелиться не могу, попросил рабочего, чтобы он позвал на помощь. Прибежали люди, вызвали скорую, — вспоминает Анатолий.

Мы встретились в Екатеринбурге, куда он приехал на очередную реабилитацию. Уже четыре года, прошедшие с того дня, он отвоёвывает у собственного тела право ходить.

Уральца привезли в серовскую больницу, ввели в искусственную кому. Травмы были страшные — переломы рёбер, ключицы, разрыв селезёнки, перелом нижнегрудного отдела позвоночника с тяжёлым повреждением спинного мозга. Через несколько дней приехавший из Екатеринбурга нейрохирург сделал операцию, ещё через месяц Анатолия с перитонитом отправили на вертолёте в областную больницу.

— Я был первым пациентом, которого из Серова забрал вертолёт, — вспоминает он с улыбкой.

В Екатеринбурге мужчина пролежал ещё месяц, и под Новый год его выписали домой. Лежачим, парализованным ниже пояса, тогда самостоятельно он не мог даже перевернуться.

— Мне никто понятного ничего не говорил, а родителям врачи сказали, что шансов, что я буду вставать, ходить, нет, — говорит Толя. — Когда выписывался из областной больницы, хирург сказал отцу: «Вы хоть миллион потратьте на реабилитацию, вам ничего не поможет». Мы доказали обратное.


После возвращения домой за Анатолием стали ухаживать родители и сёстры, своей семьёй он ещё не обзавёлся. Через три-четыре месяца он начал переворачиваться, нейрохирург, который оперировал его, посоветовал искать реабилитационный центр.

— Сотрудники вагонного ремонтного депо, где это всё произошло, помогли найти центр, и мой отец поехал к Ирине Геннадьевне Волковой. Она сказала, что я должен хотя бы как-то сидеть и надо залечить пролежни. Начали активно заниматься, одна моя старшая сестра приходила в обед, вторая после работы, делали пассивную гимнастику, начали появляться движения в пальцах ног, к концу апреля получилось ноги согнуть самостоятельно и стопами вращать. И поехали на реабилитацию в Екатеринбург.

Ирина Волкова вспоминает, что первый раз отец Толи обратился к ней в феврале 2015 года:

— Но на тот момент мы не могли взять его из-за тяжести состояния, мы не знали даже, выживет он или нет. Впервые он попал к нам в мае 2015 года, он не сидел, был абсолютно истощённый после полостной операции, очень слабый. Мы его приподнимали, чтобы посадить, а о том, чтобы ходить, тогда и речи не шло.

Постепенно Толю посадили, поставили на ноги, научили передвигаться с ходунками.

— Вы помните свой первый шаг?

— Да, конечно, помню. На первой реабилитации я был на коляске, через неделю-полторы смог самостоятельно встать у шведской стенки, кажется, врачи сами не ожидали, и для меня это неожиданным оказалось. Сделал несколько шагов влево-вправо. Ещё через неделю дали ходунки, сказали: «Вставай». Встал. «Иди!» Ну и пошёл, как бы так получилось. Всё как-то неожиданно для себя, так быстро. Работы, конечно, было много, всё трудно давалось, но результаты оправдывали себя.

После первой реабилитации Толя поехал домой и стал заниматься с удвоенной силой, инвалидную коляску сменил на ходунки, теперь для поддержки использует специальную трость и даже может сделать несколько шагов по ровной поверхности вообще без опоры. Шаги пока неуверенные, но он сдаваться не собирается.

— Когда я проснулся в больнице, знал, что у меня сломан позвоночник и уже сделали операцию, но у меня была полная уверенность, что немножко надо подлечиться и я пойду. Не было такого, что ну всё, здравствуй, инвалидная коляска, до свидания, повседневная жизнь. И очень сильно, конечно, вкладывала в меня семья, основную роль она сыграла. Всё это я больше для них, а не для себя делаю.

Виновным в случившемся признали начальника вагонного ремонтного депо, он возместил Анатолию Петухову моральный ущерб — 400 тысяч рублей. А в этом году Толя выиграл суд у самого предприятия по компенсации материального ущерба — денег, которые семья потратила на лекарства и реабилитацию. Изначально собрать их помогли друзья и коллеги.

— Когда такое происходит, многие задумываются: почему я, почему это случилось именно со мной. У вас было такое?

— Бывает, промелькнут мысли, но, честно, даже не знаю, из-за чего и почему. Вроде в жизни никого не обижал. Как так получилось? Это ведь буквально дело секунды. Через полсекунды отошёл бы вперёд — может, получилось бы избежать. Если бы обернулся раньше, среагировал на звук. Но так всё сложилось, сейчас стараюсь об этом не думать. Все негативные мысли надо отгонять.

— По-другому стали относиться к жизни, может, ценить больше?

— Трудно сказать. Ценить жизнь — я и так её ценил. Сильных изменений не было. Единственное, конечно, узнал, как непросто живётся инвалидам. Города не приспособлены для передвижения на колясках. Как оказалось, очень много инвалидов у нас, но они не выходят на улицу из-за того, что не устроена для этого среда.

Анатолий, пока лежал в больнице, прошёл онлайн-курсы веб-дизайна, освоил фотошоп и теперь работает из дома, делает календари, баннеры, вывески. Недавно начал ходить в тренажёрный зал, занимается с инструктором.

— Итоговая цель — перейти на ходьбу без опоры, но планов я стараюсь не строить, всё должно идти своим чередом, — говорит Анатолий. — Если плана не достичь, это внутренне разочаровывает, получается, ты что-то не сделал или что-то не получилось. Я стараюсь поменьше таких мыслей допускать, работать на максимуме, и как результат будет — так будет. Пока я результатом доволен.

полная статья со всеми материалами по ссылке: источник

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Статья на портале Е1 о пациенте нашей клиники Анатолии Петухове. [~PREVIEW_TEXT] => Статья на портале Е1 о пациенте нашей клиники Анатолии Петухове. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 376 [TIMESTAMP_X] => 06.09.2018 14:51:54 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 467 [WIDTH] => 700 [FILE_SIZE] => 58215 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/721 [FILE_NAME] => 721e92fdb8927ee1cedfc97309492521.jpg [ORIGINAL_NAME] => Петухов.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 9e8bcb33b82fc3b5075f8b220b97c8b7 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/721/721e92fdb8927ee1cedfc97309492521.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/721/721e92fdb8927ee1cedfc97309492521.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/721/721e92fdb8927ee1cedfc97309492521.jpg [ALT] => «Врач сказал, что уже ничего не поможет»: как живёт уралец, которого раздавила глыба льда [TITLE] => «Врач сказал, что уже ничего не поможет»: как живёт уралец, которого раздавила глыба льда ) [~PREVIEW_PICTURE] => 376 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 417 [~EXTERNAL_ID] => 417 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [~IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 04.09.2018 [FIELDS] => Array ( [DATE_CREATE] => 04.09.2018 15:27:54 ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR] => Array ( [ID] => 49 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:36 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 10 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [DATE] => Array ( [ID] => 104 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => дата [ACTIVE] => Y [SORT] => 20 [CODE] => DATE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => дата [~DEFAULT_VALUE] => ) [TIME] => Array ( [ID] => 105 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => время [ACTIVE] => Y [SORT] => 30 [CODE] => TIME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => время [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAG] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => тег [ACTIVE] => Y [SORT] => 40 [CODE] => TAG [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 532 [VALUE] => СМИ о нас [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => СМИ о нас [~DESCRIPTION] => [~NAME] => тег [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEOSOURCE] => Array ( [ID] => 107 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => видео-ссылка [ACTIVE] => Y [SORT] => 50 [CODE] => VIDEOSOURCE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => видео-ссылка [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDER] => Array ( [ID] => 146 [TIMESTAMP_X] => 2019-01-15 23:45:58 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Изображения для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Изображения для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [TAG] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => тег [ACTIVE] => Y [SORT] => 40 [CODE] => TAG [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 532 [VALUE] => СМИ о нас [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => СМИ о нас [~DESCRIPTION] => [~NAME] => тег [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => СМИ о нас ) ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [2] => Array ( [DATE_CREATE] => 30.08.2018 09:45:45 [~DATE_CREATE] => 30.08.2018 09:45:45 [ID] => 407 [~ID] => 407 [IBLOCK_ID] => 1 [~IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Не надо дожидаться деменции. Как сохранить мозг ясным [~NAME] => Не надо дожидаться деменции. Как сохранить мозг ясным [ACTIVE_FROM] => 30.08.2018 [~ACTIVE_FROM] => 30.08.2018 [TIMESTAMP_X] => 30.08.2018 11:56:49 [~TIMESTAMP_X] => 30.08.2018 11:56:49 [DETAIL_PAGE_URL] => /news/407/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/407/ [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_TEXT] =>

Пожилой возраст далеко не всегда сопровождается старческим слабоумием, которое в просторечии называют маразмом. Что это такое и что нужно делать, чтобы серое вещество не «засохло».

«Мозг так же, как мышцы, нужно тренировать и держать в тонусе», - говорит врач-невролог высшей категории Евгения Полляк. Почему проблема деменции стала очень актуальной - разговор с экспертом.

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Евгения Семёновна, давайте для начала внесем ясность. Деменция – это…

Евгения Полляк: - Если говорить простым языком, это приобретённое слабоумие, проявляющееся стойким снижением познавательной деятельности, утратой в той или иной степени ранее усвоенных знаний и практических навыков, затруднением или невозможностью приобретения новых. То есть человек перестает адекватно оценивать ту или иную ситуацию, адекватно поступать, нарушается анализ того, что он вокруг себя видит, слышит, чувствует.

Считается, что деменция – это органическое поражение мозга. Иногда мы можем найти его причину – последствие травмы или воспалительных заболеваний мозга, алкогольная болезнь, перенесённые инсульты, опухоль мозга, дефицит определенных витаминов, последствия тяжелых соматических заболеваний. А иногда мы не видим никаких грубых изменений в веществе мозга пациента и понимаем, что функции мозга нарушены без каких-то видимых причин.

Замечу, что ещё года четыре назад Всемирной организацией здравоохранения прогнозировалось увеличение количества пациентов с психическими нарушениями. По данным ВОЗ в 2015 году во всём мире насчитывалось более 46 миллионов людей с деменцией. В 2017 году эта цифра увеличилась до 50 миллионов. Ожидается, что это число увеличится до 131,5 миллионов к 2050 году. Отчасти это связано с увеличением продолжительности жизни.

- Онкологи, например, по поводу этого фактора говорят: у каждого появился шанс дожить до своего рака. Получается, дожить до своей деменции тоже шанс появился?

- Не у всех. Мы видим очень много людей почтенного возраста, поступающих к нам в отделение в неотложном порядке, у которых совершенно светлый ум. Понимаете, появление, развитие деменции не всегда зависит от возраста. Очень большую роль играют наследственный фактор и образ жизни. Давно ведь замечено, что у людей, занятых интеллектуальным трудом, признаки деменции если и проявляются, то существенно позже, чем у среднестатистического человека, который всю жизнь занимался преимущественно физическим трудом.

- Мне кажется, лет 20-30 назад не наблюдалось такого количества пожилых людей с деменцией. Или она не диагностировалась?

- Во-первых, продолжительность жизни была меньше. А, во-вторых, если вы вспомните, даже врачи тогда нередко разводили руками и говорили: «Что вы хотите? Это старость».

- То есть был такой диагноз – «старость»?

- Именно, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И на том, что старость далеко не всегда сопровождается деменцией, внимание не акцентировали. На самом деле люди могут доживать до весьма преклонного возраста и при этом сохранять хорошую память и прекрасно мыслить.

- Деменцию можно вылечить? Или это необратимый процесс?

- Вылечить нельзя. Может быть, у психиатров есть такой опыт, но мне в практике с этим сталкиваться не приходилось. Но притормозить развитие необратимых процессов можно, особенно если обратиться за медицинской консультацией вовремя. За исключением болезни Альцгеймера (она тоже ведет к деменции), которая имеет совершенно конкретный механизм развития. И если она прогрессирует, ничего сделать не удаётся. Учёные всего мира пытаются решить эту проблему, но эффективного лекарства от болезни Альцгеймера пока нет.

- Обратиться к врачу вовремя – это когда? Пока нет ярко выраженных симптомов?

- Конечно. Когда вы только начали замечать прогрессирующее нарушение памяти, плохо контролируемые эмоции, странности в поведении, когда заметили, что близкий человек – мама, папа, например, начал систематически (!) забывать, куда что-то положил, где что-то взял. Или стал неряшлив в одежде. Или «классический» и тревожный для родственников момент – человек стал регулярно забывать выключить газ.

Я понимаю, что, когда живёшь с человеком бок об бок, трудно объективно оценить ситуацию. Нередко изменения в поведении мы списываем опять же на старость. Тогда как при этих проявлениях нужно помочь своим родственникам: сводить к врачу, получить назначения. Не обязательно же пациенту под капельницей лежать. Можно же проводить таблетированные курсы лечения, поддерживающие мозг в работоспособном состоянии. Даже при грубых нарушениях поведения есть возможность применить специальные препараты и, должна сказать, видим неплохие результаты. Но при регулярном длительном, иногда пожизненном, применении.

- Многие семьи сталкиваются с проблемой убедить пожилого родственника обратиться к врачу. Он же не может объективно оценить свое состояние. Что вы посоветуете?

- Начнем с того, что тут не грех схитрить. Например, у мамы или у папы есть проблемы с уровнем сахара, или с набором веса, или давление высокое. В почтенном возрасте всё равно что-то можно «найти». Под этим предлогом привести пациента к терапевту, кардиологу, а потом «технично» к невропатологу. И потом сосудистые препараты, препараты, влияющие на обмен веществ, позволяющие мозгу эффективно переносить кислородное голодание, после 60 лет ещё никому не повредили.

- Разумеется, речь идёт о приёме по назначению врача? Сегодня же мы любим пользоваться «назначением» Интернета.

- Я вообще считаю, что доступ в Интернете к специализированной медицинской информации – зло. Люди порой такого начитаются, что приходят на приём насмерть перепуганные и ставят под сомнения любые действия врача.

- Евгения Семёновна, если хитрить необходимости нет, к какому врачу изначально следует обращаться с признаками деменции? К неврологу, гериатру, психиатру?

- Деменцией занимаются специалисты двух основных групп – неврологи и психиатры. Но, очевидно, что человек скорее согласится обратиться к неврологу. Нас уже давно учат разбираться в этой проблеме, видеть её. Существуют оценочные шкалы, с помощью которых мы можем посмотреть интеллектуальные, эмоциональные проблемы. И потом при необходимости мы – неврологи – уже можем порекомендовать обратиться к психиатрам.


Полная статья со всеми материалами по ссылке: источник


Узнать подробнее о нашем специалисте вы можете на странице  Полляк Е.С.

[~DETAIL_TEXT] =>

Пожилой возраст далеко не всегда сопровождается старческим слабоумием, которое в просторечии называют маразмом. Что это такое и что нужно делать, чтобы серое вещество не «засохло».

«Мозг так же, как мышцы, нужно тренировать и держать в тонусе», - говорит врач-невролог высшей категории Евгения Полляк. Почему проблема деменции стала очень актуальной - разговор с экспертом.

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Евгения Семёновна, давайте для начала внесем ясность. Деменция – это…

Евгения Полляк: - Если говорить простым языком, это приобретённое слабоумие, проявляющееся стойким снижением познавательной деятельности, утратой в той или иной степени ранее усвоенных знаний и практических навыков, затруднением или невозможностью приобретения новых. То есть человек перестает адекватно оценивать ту или иную ситуацию, адекватно поступать, нарушается анализ того, что он вокруг себя видит, слышит, чувствует.

Считается, что деменция – это органическое поражение мозга. Иногда мы можем найти его причину – последствие травмы или воспалительных заболеваний мозга, алкогольная болезнь, перенесённые инсульты, опухоль мозга, дефицит определенных витаминов, последствия тяжелых соматических заболеваний. А иногда мы не видим никаких грубых изменений в веществе мозга пациента и понимаем, что функции мозга нарушены без каких-то видимых причин.

Замечу, что ещё года четыре назад Всемирной организацией здравоохранения прогнозировалось увеличение количества пациентов с психическими нарушениями. По данным ВОЗ в 2015 году во всём мире насчитывалось более 46 миллионов людей с деменцией. В 2017 году эта цифра увеличилась до 50 миллионов. Ожидается, что это число увеличится до 131,5 миллионов к 2050 году. Отчасти это связано с увеличением продолжительности жизни.

- Онкологи, например, по поводу этого фактора говорят: у каждого появился шанс дожить до своего рака. Получается, дожить до своей деменции тоже шанс появился?

- Не у всех. Мы видим очень много людей почтенного возраста, поступающих к нам в отделение в неотложном порядке, у которых совершенно светлый ум. Понимаете, появление, развитие деменции не всегда зависит от возраста. Очень большую роль играют наследственный фактор и образ жизни. Давно ведь замечено, что у людей, занятых интеллектуальным трудом, признаки деменции если и проявляются, то существенно позже, чем у среднестатистического человека, который всю жизнь занимался преимущественно физическим трудом.

- Мне кажется, лет 20-30 назад не наблюдалось такого количества пожилых людей с деменцией. Или она не диагностировалась?

- Во-первых, продолжительность жизни была меньше. А, во-вторых, если вы вспомните, даже врачи тогда нередко разводили руками и говорили: «Что вы хотите? Это старость».

- То есть был такой диагноз – «старость»?

- Именно, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И на том, что старость далеко не всегда сопровождается деменцией, внимание не акцентировали. На самом деле люди могут доживать до весьма преклонного возраста и при этом сохранять хорошую память и прекрасно мыслить.

- Деменцию можно вылечить? Или это необратимый процесс?

- Вылечить нельзя. Может быть, у психиатров есть такой опыт, но мне в практике с этим сталкиваться не приходилось. Но притормозить развитие необратимых процессов можно, особенно если обратиться за медицинской консультацией вовремя. За исключением болезни Альцгеймера (она тоже ведет к деменции), которая имеет совершенно конкретный механизм развития. И если она прогрессирует, ничего сделать не удаётся. Учёные всего мира пытаются решить эту проблему, но эффективного лекарства от болезни Альцгеймера пока нет.

- Обратиться к врачу вовремя – это когда? Пока нет ярко выраженных симптомов?

- Конечно. Когда вы только начали замечать прогрессирующее нарушение памяти, плохо контролируемые эмоции, странности в поведении, когда заметили, что близкий человек – мама, папа, например, начал систематически (!) забывать, куда что-то положил, где что-то взял. Или стал неряшлив в одежде. Или «классический» и тревожный для родственников момент – человек стал регулярно забывать выключить газ.

Я понимаю, что, когда живёшь с человеком бок об бок, трудно объективно оценить ситуацию. Нередко изменения в поведении мы списываем опять же на старость. Тогда как при этих проявлениях нужно помочь своим родственникам: сводить к врачу, получить назначения. Не обязательно же пациенту под капельницей лежать. Можно же проводить таблетированные курсы лечения, поддерживающие мозг в работоспособном состоянии. Даже при грубых нарушениях поведения есть возможность применить специальные препараты и, должна сказать, видим неплохие результаты. Но при регулярном длительном, иногда пожизненном, применении.

- Многие семьи сталкиваются с проблемой убедить пожилого родственника обратиться к врачу. Он же не может объективно оценить свое состояние. Что вы посоветуете?

- Начнем с того, что тут не грех схитрить. Например, у мамы или у папы есть проблемы с уровнем сахара, или с набором веса, или давление высокое. В почтенном возрасте всё равно что-то можно «найти». Под этим предлогом привести пациента к терапевту, кардиологу, а потом «технично» к невропатологу. И потом сосудистые препараты, препараты, влияющие на обмен веществ, позволяющие мозгу эффективно переносить кислородное голодание, после 60 лет ещё никому не повредили.

- Разумеется, речь идёт о приёме по назначению врача? Сегодня же мы любим пользоваться «назначением» Интернета.

- Я вообще считаю, что доступ в Интернете к специализированной медицинской информации – зло. Люди порой такого начитаются, что приходят на приём насмерть перепуганные и ставят под сомнения любые действия врача.

- Евгения Семёновна, если хитрить необходимости нет, к какому врачу изначально следует обращаться с признаками деменции? К неврологу, гериатру, психиатру?

- Деменцией занимаются специалисты двух основных групп – неврологи и психиатры. Но, очевидно, что человек скорее согласится обратиться к неврологу. Нас уже давно учат разбираться в этой проблеме, видеть её. Существуют оценочные шкалы, с помощью которых мы можем посмотреть интеллектуальные, эмоциональные проблемы. И потом при необходимости мы – неврологи – уже можем порекомендовать обратиться к психиатрам.


Полная статья со всеми материалами по ссылке: источник


Узнать подробнее о нашем специалисте вы можете на странице  Полляк Е.С.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] =>

Интервью с сотрудником нашей клиники врачом-неврологом высшей категории, зам. главного врача по медицинской части Евгенией Полляк. [~PREVIEW_TEXT] =>

Интервью с сотрудником нашей клиники врачом-неврологом высшей категории, зам. главного врача по медицинской части Евгенией Полляк. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 373 [TIMESTAMP_X] => 30.08.2018 15:56:49 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 801 [WIDTH] => 1200 [FILE_SIZE] => 309665 [CONTENT_TYPE] => image/png [SUBDIR] => iblock/e4a [FILE_NAME] => e4ab532e091e7d86406fd71788fa7330.png [ORIGINAL_NAME] => Деменция.png [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 4a6421692e28d397826647a224a36d71 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/e4a/e4ab532e091e7d86406fd71788fa7330.png [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/e4a/e4ab532e091e7d86406fd71788fa7330.png [SAFE_SRC] => /upload/iblock/e4a/e4ab532e091e7d86406fd71788fa7330.png [ALT] => Не надо дожидаться деменции. Как сохранить мозг ясным [TITLE] => Не надо дожидаться деменции. Как сохранить мозг ясным ) [~PREVIEW_PICTURE] => 373 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 407 [~EXTERNAL_ID] => 407 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [~IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 30.08.2018 [FIELDS] => Array ( [DATE_CREATE] => 30.08.2018 09:45:45 ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR] => Array ( [ID] => 49 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:36 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 10 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [DATE] => Array ( [ID] => 104 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => дата [ACTIVE] => Y [SORT] => 20 [CODE] => DATE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => дата [~DEFAULT_VALUE] => ) [TIME] => Array ( [ID] => 105 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => время [ACTIVE] => Y [SORT] => 30 [CODE] => TIME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => время [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAG] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => тег [ACTIVE] => Y [SORT] => 40 [CODE] => TAG [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 520 [VALUE] => СМИ о нас [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => СМИ о нас [~DESCRIPTION] => [~NAME] => тег [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEOSOURCE] => Array ( [ID] => 107 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => видео-ссылка [ACTIVE] => Y [SORT] => 50 [CODE] => VIDEOSOURCE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => видео-ссылка [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDER] => Array ( [ID] => 146 [TIMESTAMP_X] => 2019-01-15 23:45:58 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Изображения для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Изображения для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [TAG] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => тег [ACTIVE] => Y [SORT] => 40 [CODE] => TAG [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 520 [VALUE] => СМИ о нас [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => СМИ о нас [~DESCRIPTION] => [~NAME] => тег [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => СМИ о нас ) ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [3] => Array ( [DATE_CREATE] => 26.07.2018 23:20:26 [~DATE_CREATE] => 26.07.2018 23:20:26 [ID] => 209 [~ID] => 209 [IBLOCK_ID] => 1 [~IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => «Я заплакала только один раз»: парализованная екатеринбурженка создала центр реабилитации [~NAME] => «Я заплакала только один раз»: парализованная екатеринбурженка создала центр реабилитации [ACTIVE_FROM] => 26.07.2018 [~ACTIVE_FROM] => 26.07.2018 [TIMESTAMP_X] => 05.10.2018 16:58:27 [~TIMESTAMP_X] => 05.10.2018 16:58:27 [DETAIL_PAGE_URL] => /news/209/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/209/ [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_TEXT] =>

У Маргариты была мечта — построить деревянный дом и бассейн рядом. Бассейн обязательно — она выросла на берегу озера Таватуй и с самого детства любила нырять и плавать. К сорока годам всё сбылось — и дом, и бассейн, а ещё успешный бизнес, любимая дочь, большая семья. Но, как всегда бывает в таких историях, жизнь изменилась в один момент. Два года назад, в обычный летний день, Маргарита вернулась с работы, переоделась, пошла к бассейну. Нырнула, как делала это сотни раз, но выплыть уже не смогла.

— Я ударилась шеей о дно бассейна, — вспоминает она. — Когда произошёл удар, моментально почувствовала, что не двигаются ни руки, ни ноги — всё окостенело. Меня перевернуло на спину, и я всплыла. Повезло, что рядом был родственник, он всё видел. Ещё повезло, что у соседей шла стройка и их бригада рабочих не уехала. Они меня с трудом достали. Страшнее всего, конечно, было утонуть с работающей головой. А помочь сам себе не можешь, потому что тело не двигается.

Маргарита до сих пор не может понять, что же тогда произошло. И в своём бассейне, и в других неглубоких она ныряла тысячу раз:

— Идёт человек, ему сосулька на голову упала — принцип такой же. Я не хотела нырнуть в бассейн головой вниз, покончить с собой, нет. Это случайность.

Не дождавшись скорую, родственники сами повезли женщину в больницу. А там врачи сначала сказали, что она притворяется:

— Доктор на пальцы нажимал на определённое место, и нога шевелилась сама по себе, я же этого не чувствовала. Тогда он сказал: «Так у вас ноги двигаются, вставайте и идите».

Но встать Маргарита уже не могла — оказалось, что сломаны шейные позвонки, случился разрыв спинного мозга.

— Это называется «травма ныряльщика», тяжелейшая травма, — объясняет врач-реабилитолог Ирина Волкова. — По всем законам нейрофизиологии она должна быть полностью парализована, просто лежать, глотать, моргать, говорить. А она ест сама, может писать, пользоваться планшетом, телефоном.

Но первые месяцы женщина действительно только лежала.

— Вот представляете мешок с навозом? Тело мягкое и тёплое, его даже трудно поднять. Вот у меня было такое тело, — говорит она. — Это я сейчас руку поднять могу, вас потрогать, себя потрогать. А тогда меня сажали в кресло, фиксировали, я теряла сознание. Была тысяча подушечек везде, голову я держать не могла, сидела в корсете. Представьте: мышц вообще нет, ничего не чувствуете, у вас только голова. Только месяцев через 8 я уже более или менее села в коляску и поехала.


На третий месяц после травмы во время очередной реабилитации она познакомилась с врачами Ириной Волковой и Раисом Арслановым.

— Раис Шарифович первым меня взял к себе, обнадёжил. Он мне ничего не обещал, зная, что таким, как я, нельзя обещать, потому что нет прогноза. И я начала работать, заниматься два раза в день, ежедневно.

Во время этих занятий Маргарита решила создать реабилитационный центр.

— Мы общались месяца четыре, когда Раис Шарифович рассказал, что у него такая мечта — сделать центр. А я искала, чем ещё заняться. И поняла, что да, совпало, — вспоминает она. — На деньгах же не будешь сидеть. Самолёты там, пароходы мне не нужны, но у меня и не столько денег. Я очень скромно живу. А у гроба карманов нет. В первую очередь я подумала о себе, человек эгоистичен, подумала, что буду постоянно наблюдаться, заниматься. Во вторую — о том, что помогу человеку с его мечтой. И в третью — о том, что помогу таким, как я.

Центр — его назвали именем доктора Ирины Волковой, она же стала главврачом — работает всего несколько месяцев, в нём помогают восстанавливаться людям после тяжёлых травм, ДТП, инсультов. Маргарита сама занимается и постоянно общается с другими пациентами. О том, почему с ней произошло это несчастье, старается много не думать.

— На одной из первых реабилитаций приходила к нам группа психологов на обучение, меня пригласили, задавали вопросы: «А вы не думали, почему это произошло?» Ну, думала, конечно, но копаться в себе… Тут, если копаться, можно всё перекопать, замкнуться и думать только об этом. Раньше у меня такая была мечта молодой женщины, чтобы мужчины меня на руках носили. А я забыла совсем про эту фразу. И когда парни начали меня пересаживать, особенно из машины на коляску, сообразила — вот, наши мечты-то сбываются. Только зачем такие мечты, лучше бы я пешком бегала, — смеётся она.

Маргарита себя не жалеет — и другим не даёт.

— Мы недавно с Раисом Шарифовичем сидели разговаривали, я спрашиваю: «Почему вы такой грустненький?» Он отвечает: «Смотрю на тебя — жизнь поломанная, тебе, наверное, обидно?» Я говорю: «Самое страшное для меня — это оказаться ходячей в тюремном заключении с не очень хорошим контингентом. А у меня что? Я каждый день общаюсь с приятными людьми, я вижу своих родных, могу их обнять, поцеловать. Не надо, говорю, меня жалеть. Это нормально, это для меня счастье. Несчастье — это когда ты лишён всего. А у меня свобода. Пусть она пока такая, но я свободный человек.

— И вы сами себя никогда не жалели?

— Нет. Один раз я заплакала. У меня в доме одну комнату занял тренажёрный зал, в нём висит зеркало во всю стену. Я все тренажёры убрала и поставила туда свою функциональную кровать. И в первые месяцы, когда меня переодевают, поднимают мне ноги, а я в это зеркало всю вижу себя... И мне реально стало себя жалко: ну что, думаю, ножки мои бедненькие, кто-то их трогает постоянно. Первые месяцы были самые сложные.

Свою реабилитацию Маргарита воспринимает как любимую работу, говорит, что ей это в удовольствие. И не отказывается от планов однажды снова встать на ноги. Но и сейчас не запирает себя в четырёх стенах — гуляет, ходит на концерты, в рестораны.

— Конечно, можно забиться и в одиночной камере жить, включить телевизор и ничего не делать. Научилась кушать, сидеть в планшете, телевизор переключать и что мне ещё надо? Красота вроде: еду приносят, по телефону общаюсь. Но этого же недостаточно нормальному человеку, правильно? Смотрели фильм «Всегда говори «да»» с Джимом Керри? Ну вот. Зачем я буду говорить «нет», так вся жизнь мимо пройдет. Поэтому я всегда говорю — да, да, да.

полная статья со всеми материалами по ссылке: источник

[~DETAIL_TEXT] =>

У Маргариты была мечта — построить деревянный дом и бассейн рядом. Бассейн обязательно — она выросла на берегу озера Таватуй и с самого детства любила нырять и плавать. К сорока годам всё сбылось — и дом, и бассейн, а ещё успешный бизнес, любимая дочь, большая семья. Но, как всегда бывает в таких историях, жизнь изменилась в один момент. Два года назад, в обычный летний день, Маргарита вернулась с работы, переоделась, пошла к бассейну. Нырнула, как делала это сотни раз, но выплыть уже не смогла.

— Я ударилась шеей о дно бассейна, — вспоминает она. — Когда произошёл удар, моментально почувствовала, что не двигаются ни руки, ни ноги — всё окостенело. Меня перевернуло на спину, и я всплыла. Повезло, что рядом был родственник, он всё видел. Ещё повезло, что у соседей шла стройка и их бригада рабочих не уехала. Они меня с трудом достали. Страшнее всего, конечно, было утонуть с работающей головой. А помочь сам себе не можешь, потому что тело не двигается.

Маргарита до сих пор не может понять, что же тогда произошло. И в своём бассейне, и в других неглубоких она ныряла тысячу раз:

— Идёт человек, ему сосулька на голову упала — принцип такой же. Я не хотела нырнуть в бассейн головой вниз, покончить с собой, нет. Это случайность.

Не дождавшись скорую, родственники сами повезли женщину в больницу. А там врачи сначала сказали, что она притворяется:

— Доктор на пальцы нажимал на определённое место, и нога шевелилась сама по себе, я же этого не чувствовала. Тогда он сказал: «Так у вас ноги двигаются, вставайте и идите».

Но встать Маргарита уже не могла — оказалось, что сломаны шейные позвонки, случился разрыв спинного мозга.

— Это называется «травма ныряльщика», тяжелейшая травма, — объясняет врач-реабилитолог Ирина Волкова. — По всем законам нейрофизиологии она должна быть полностью парализована, просто лежать, глотать, моргать, говорить. А она ест сама, может писать, пользоваться планшетом, телефоном.

Но первые месяцы женщина действительно только лежала.

— Вот представляете мешок с навозом? Тело мягкое и тёплое, его даже трудно поднять. Вот у меня было такое тело, — говорит она. — Это я сейчас руку поднять могу, вас потрогать, себя потрогать. А тогда меня сажали в кресло, фиксировали, я теряла сознание. Была тысяча подушечек везде, голову я держать не могла, сидела в корсете. Представьте: мышц вообще нет, ничего не чувствуете, у вас только голова. Только месяцев через 8 я уже более или менее села в коляску и поехала.


На третий месяц после травмы во время очередной реабилитации она познакомилась с врачами Ириной Волковой и Раисом Арслановым.

— Раис Шарифович первым меня взял к себе, обнадёжил. Он мне ничего не обещал, зная, что таким, как я, нельзя обещать, потому что нет прогноза. И я начала работать, заниматься два раза в день, ежедневно.

Во время этих занятий Маргарита решила создать реабилитационный центр.

— Мы общались месяца четыре, когда Раис Шарифович рассказал, что у него такая мечта — сделать центр. А я искала, чем ещё заняться. И поняла, что да, совпало, — вспоминает она. — На деньгах же не будешь сидеть. Самолёты там, пароходы мне не нужны, но у меня и не столько денег. Я очень скромно живу. А у гроба карманов нет. В первую очередь я подумала о себе, человек эгоистичен, подумала, что буду постоянно наблюдаться, заниматься. Во вторую — о том, что помогу человеку с его мечтой. И в третью — о том, что помогу таким, как я.

Центр — его назвали именем доктора Ирины Волковой, она же стала главврачом — работает всего несколько месяцев, в нём помогают восстанавливаться людям после тяжёлых травм, ДТП, инсультов. Маргарита сама занимается и постоянно общается с другими пациентами. О том, почему с ней произошло это несчастье, старается много не думать.

— На одной из первых реабилитаций приходила к нам группа психологов на обучение, меня пригласили, задавали вопросы: «А вы не думали, почему это произошло?» Ну, думала, конечно, но копаться в себе… Тут, если копаться, можно всё перекопать, замкнуться и думать только об этом. Раньше у меня такая была мечта молодой женщины, чтобы мужчины меня на руках носили. А я забыла совсем про эту фразу. И когда парни начали меня пересаживать, особенно из машины на коляску, сообразила — вот, наши мечты-то сбываются. Только зачем такие мечты, лучше бы я пешком бегала, — смеётся она.

Маргарита себя не жалеет — и другим не даёт.

— Мы недавно с Раисом Шарифовичем сидели разговаривали, я спрашиваю: «Почему вы такой грустненький?» Он отвечает: «Смотрю на тебя — жизнь поломанная, тебе, наверное, обидно?» Я говорю: «Самое страшное для меня — это оказаться ходячей в тюремном заключении с не очень хорошим контингентом. А у меня что? Я каждый день общаюсь с приятными людьми, я вижу своих родных, могу их обнять, поцеловать. Не надо, говорю, меня жалеть. Это нормально, это для меня счастье. Несчастье — это когда ты лишён всего. А у меня свобода. Пусть она пока такая, но я свободный человек.

— И вы сами себя никогда не жалели?

— Нет. Один раз я заплакала. У меня в доме одну комнату занял тренажёрный зал, в нём висит зеркало во всю стену. Я все тренажёры убрала и поставила туда свою функциональную кровать. И в первые месяцы, когда меня переодевают, поднимают мне ноги, а я в это зеркало всю вижу себя... И мне реально стало себя жалко: ну что, думаю, ножки мои бедненькие, кто-то их трогает постоянно. Первые месяцы были самые сложные.

Свою реабилитацию Маргарита воспринимает как любимую работу, говорит, что ей это в удовольствие. И не отказывается от планов однажды снова встать на ноги. Но и сейчас не запирает себя в четырёх стенах — гуляет, ходит на концерты, в рестораны.

— Конечно, можно забиться и в одиночной камере жить, включить телевизор и ничего не делать. Научилась кушать, сидеть в планшете, телевизор переключать и что мне ещё надо? Красота вроде: еду приносят, по телефону общаюсь. Но этого же недостаточно нормальному человеку, правильно? Смотрели фильм «Всегда говори «да»» с Джимом Керри? Ну вот. Зачем я буду говорить «нет», так вся жизнь мимо пройдет. Поэтому я всегда говорю — да, да, да.

полная статья со всеми материалами по ссылке: источник

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 110 [TIMESTAMP_X] => 05.10.2018 20:58:26 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 801 [WIDTH] => 1200 [FILE_SIZE] => 184930 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/c81 [FILE_NAME] => c81ad67872732cd5b6dc7af2839b7323.jpg [ORIGINAL_NAME] => e1.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 7e5c7f337ce0637554c03a36eaefd4d5 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/c81/c81ad67872732cd5b6dc7af2839b7323.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/c81/c81ad67872732cd5b6dc7af2839b7323.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/c81/c81ad67872732cd5b6dc7af2839b7323.jpg [ALT] => «Я заплакала только один раз»: парализованная екатеринбурженка создала центр реабилитации [TITLE] => «Я заплакала только один раз»: парализованная екатеринбурженка создала центр реабилитации ) [~PREVIEW_PICTURE] => 110 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 209 [~EXTERNAL_ID] => 209 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [~IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 26.07.2018 [FIELDS] => Array ( [DATE_CREATE] => 26.07.2018 23:20:26 ) [PROPERTIES] => Array ( [AUTHOR] => Array ( [ID] => 49 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:36 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => автор [ACTIVE] => Y [SORT] => 10 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 213 [VALUE] => Администратор [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Администратор [~DESCRIPTION] => [~NAME] => автор [~DEFAULT_VALUE] => ) [DATE] => Array ( [ID] => 104 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => дата [ACTIVE] => Y [SORT] => 20 [CODE] => DATE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => дата [~DEFAULT_VALUE] => ) [TIME] => Array ( [ID] => 105 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => время [ACTIVE] => Y [SORT] => 30 [CODE] => TIME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 215 [VALUE] => 09:20 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 09:20 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => время [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAG] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => тег [ACTIVE] => Y [SORT] => 40 [CODE] => TAG [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 216 [VALUE] => СМИ о нас [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => СМИ о нас [~DESCRIPTION] => [~NAME] => тег [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEOSOURCE] => Array ( [ID] => 107 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => видео-ссылка [ACTIVE] => Y [SORT] => 50 [CODE] => VIDEOSOURCE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => видео-ссылка [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDER] => Array ( [ID] => 146 [TIMESTAMP_X] => 2019-01-15 23:45:58 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Изображения для слайдера [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Изображения для слайдера [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [TAG] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2018-07-27 03:23:11 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => тег [ACTIVE] => Y [SORT] => 40 [CODE] => TAG [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 216 [VALUE] => СМИ о нас [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => СМИ о нас [~DESCRIPTION] => [~NAME] => тег [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => СМИ о нас ) ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) ) [ELEMENTS] => Array ( [0] => 420 [1] => 417 [2] => 407 [3] => 209 ) [NAV_STRING] => Новости 121 - 124 из 124
Начало | Пред. | 27 28 29 30 31 | След. | Конец Все [NAV_CACHED_DATA] => [NAV_RESULT] => CIBlockResult Object ( [arIBlockMultProps] => Array ( ) [arIBlockConvProps] => Array ( ) [arIBlockAllProps] => Array ( ) [arIBlockNumProps] => Array ( ) [arIBlockLongProps] => Array ( ) [nInitialSize] => [table_id] => [strDetailUrl] => [strSectionUrl] => [strListUrl] => [arSectionContext] => [bIBlockSection] => [nameTemplate] => [_LAST_IBLOCK_ID] => 1 [_FILTER_IBLOCK_ID] => Array ( [1] => 1 ) [result] => mysqli_result Object ( [current_field] => 0 [field_count] => 22 [lengths] => [num_rows] => 4 [type] => 0 ) [arResult] => Array ( [0] => Array ( [DATE_CREATE] => 06.09.2018 10:37:00 [ID] => 420 [IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => О различных методах арт-терапии расскажет психолог! [ACTIVE_FROM] => 06.09.2018 [TIMESTAMP_X] => 12.09.2018 15:51:14 [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ID#/ [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/ [DETAIL_TEXT] =>

«В жизни у каждого случаются стрессы. Это нормальная ситуация для любого человека. Арт-терапия - это вид психотерапиии, в котором мы находим выходы из критических ситуаций путем самовыражения в творчестве»




[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Наш клинический психолог Елизавета Леонтьева рассказывает о арт-терапии в репортаже утреннего экспресса на 4 канале. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => 382 [LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [CODE] => [EXTERNAL_ID] => 420 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [LID] => s1 ) [1] => Array ( [DATE_CREATE] => 04.09.2018 15:27:54 [ID] => 417 [IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => «Врач сказал, что уже ничего не поможет»: как живёт уралец, которого раздавила глыба льда [ACTIVE_FROM] => 04.09.2018 [TIMESTAMP_X] => 06.09.2018 10:51:54 [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ID#/ [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/ [DETAIL_TEXT] =>

В конце октября 2014 года Серов завалило снегом. Транспорт остановился, у подъездов намело такие сугробы, что люди с трудом выходили на улицу, в городе ввели режим ЧС. После нескольких дней снежного плена началась оттепель, а 29 октября потеплело до плюсовой температуры. В тот день 27-летний инженер Анатолий Петухов приехал в вагонное ремонтное депо, чтобы отдать своё резюме.

По нужному адресу было четыре одинаковых двухэтажных здания, зашёл в первое, оказалось, ошибся. Вышел на крыльцо, набрал телефон знакомого, который рассказал ему о вакансии, прошёл один гудок, сзади послышался шум, Анатолий не придал значения — производство же. В следующую секунду он почувствовал боль в спине, упал и покатился кубарем по земле. На него сползла с крыши огромная ледяная глыба, последствия сильного снегопада, которые никто не убрал.

— Я прокатился метров пять, был в сознании. Когда понял, что пошевелиться не могу, попросил рабочего, чтобы он позвал на помощь. Прибежали люди, вызвали скорую, — вспоминает Анатолий.

Мы встретились в Екатеринбурге, куда он приехал на очередную реабилитацию. Уже четыре года, прошедшие с того дня, он отвоёвывает у собственного тела право ходить.

Уральца привезли в серовскую больницу, ввели в искусственную кому. Травмы были страшные — переломы рёбер, ключицы, разрыв селезёнки, перелом нижнегрудного отдела позвоночника с тяжёлым повреждением спинного мозга. Через несколько дней приехавший из Екатеринбурга нейрохирург сделал операцию, ещё через месяц Анатолия с перитонитом отправили на вертолёте в областную больницу.

— Я был первым пациентом, которого из Серова забрал вертолёт, — вспоминает он с улыбкой.

В Екатеринбурге мужчина пролежал ещё месяц, и под Новый год его выписали домой. Лежачим, парализованным ниже пояса, тогда самостоятельно он не мог даже перевернуться.

— Мне никто понятного ничего не говорил, а родителям врачи сказали, что шансов, что я буду вставать, ходить, нет, — говорит Толя. — Когда выписывался из областной больницы, хирург сказал отцу: «Вы хоть миллион потратьте на реабилитацию, вам ничего не поможет». Мы доказали обратное.


После возвращения домой за Анатолием стали ухаживать родители и сёстры, своей семьёй он ещё не обзавёлся. Через три-четыре месяца он начал переворачиваться, нейрохирург, который оперировал его, посоветовал искать реабилитационный центр.

— Сотрудники вагонного ремонтного депо, где это всё произошло, помогли найти центр, и мой отец поехал к Ирине Геннадьевне Волковой. Она сказала, что я должен хотя бы как-то сидеть и надо залечить пролежни. Начали активно заниматься, одна моя старшая сестра приходила в обед, вторая после работы, делали пассивную гимнастику, начали появляться движения в пальцах ног, к концу апреля получилось ноги согнуть самостоятельно и стопами вращать. И поехали на реабилитацию в Екатеринбург.

Ирина Волкова вспоминает, что первый раз отец Толи обратился к ней в феврале 2015 года:

— Но на тот момент мы не могли взять его из-за тяжести состояния, мы не знали даже, выживет он или нет. Впервые он попал к нам в мае 2015 года, он не сидел, был абсолютно истощённый после полостной операции, очень слабый. Мы его приподнимали, чтобы посадить, а о том, чтобы ходить, тогда и речи не шло.

Постепенно Толю посадили, поставили на ноги, научили передвигаться с ходунками.

— Вы помните свой первый шаг?

— Да, конечно, помню. На первой реабилитации я был на коляске, через неделю-полторы смог самостоятельно встать у шведской стенки, кажется, врачи сами не ожидали, и для меня это неожиданным оказалось. Сделал несколько шагов влево-вправо. Ещё через неделю дали ходунки, сказали: «Вставай». Встал. «Иди!» Ну и пошёл, как бы так получилось. Всё как-то неожиданно для себя, так быстро. Работы, конечно, было много, всё трудно давалось, но результаты оправдывали себя.

После первой реабилитации Толя поехал домой и стал заниматься с удвоенной силой, инвалидную коляску сменил на ходунки, теперь для поддержки использует специальную трость и даже может сделать несколько шагов по ровной поверхности вообще без опоры. Шаги пока неуверенные, но он сдаваться не собирается.

— Когда я проснулся в больнице, знал, что у меня сломан позвоночник и уже сделали операцию, но у меня была полная уверенность, что немножко надо подлечиться и я пойду. Не было такого, что ну всё, здравствуй, инвалидная коляска, до свидания, повседневная жизнь. И очень сильно, конечно, вкладывала в меня семья, основную роль она сыграла. Всё это я больше для них, а не для себя делаю.

Виновным в случившемся признали начальника вагонного ремонтного депо, он возместил Анатолию Петухову моральный ущерб — 400 тысяч рублей. А в этом году Толя выиграл суд у самого предприятия по компенсации материального ущерба — денег, которые семья потратила на лекарства и реабилитацию. Изначально собрать их помогли друзья и коллеги.

— Когда такое происходит, многие задумываются: почему я, почему это случилось именно со мной. У вас было такое?

— Бывает, промелькнут мысли, но, честно, даже не знаю, из-за чего и почему. Вроде в жизни никого не обижал. Как так получилось? Это ведь буквально дело секунды. Через полсекунды отошёл бы вперёд — может, получилось бы избежать. Если бы обернулся раньше, среагировал на звук. Но так всё сложилось, сейчас стараюсь об этом не думать. Все негативные мысли надо отгонять.

— По-другому стали относиться к жизни, может, ценить больше?

— Трудно сказать. Ценить жизнь — я и так её ценил. Сильных изменений не было. Единственное, конечно, узнал, как непросто живётся инвалидам. Города не приспособлены для передвижения на колясках. Как оказалось, очень много инвалидов у нас, но они не выходят на улицу из-за того, что не устроена для этого среда.

Анатолий, пока лежал в больнице, прошёл онлайн-курсы веб-дизайна, освоил фотошоп и теперь работает из дома, делает календари, баннеры, вывески. Недавно начал ходить в тренажёрный зал, занимается с инструктором.

— Итоговая цель — перейти на ходьбу без опоры, но планов я стараюсь не строить, всё должно идти своим чередом, — говорит Анатолий. — Если плана не достичь, это внутренне разочаровывает, получается, ты что-то не сделал или что-то не получилось. Я стараюсь поменьше таких мыслей допускать, работать на максимуме, и как результат будет — так будет. Пока я результатом доволен.

полная статья со всеми материалами по ссылке: источник

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Статья на портале Е1 о пациенте нашей клиники Анатолии Петухове. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => 376 [LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [CODE] => [EXTERNAL_ID] => 417 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [LID] => s1 ) [2] => Array ( [DATE_CREATE] => 30.08.2018 09:45:45 [ID] => 407 [IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Не надо дожидаться деменции. Как сохранить мозг ясным [ACTIVE_FROM] => 30.08.2018 [TIMESTAMP_X] => 30.08.2018 11:56:49 [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ID#/ [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/ [DETAIL_TEXT] =>

Пожилой возраст далеко не всегда сопровождается старческим слабоумием, которое в просторечии называют маразмом. Что это такое и что нужно делать, чтобы серое вещество не «засохло».

«Мозг так же, как мышцы, нужно тренировать и держать в тонусе», - говорит врач-невролог высшей категории Евгения Полляк. Почему проблема деменции стала очень актуальной - разговор с экспертом.

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Евгения Семёновна, давайте для начала внесем ясность. Деменция – это…

Евгения Полляк: - Если говорить простым языком, это приобретённое слабоумие, проявляющееся стойким снижением познавательной деятельности, утратой в той или иной степени ранее усвоенных знаний и практических навыков, затруднением или невозможностью приобретения новых. То есть человек перестает адекватно оценивать ту или иную ситуацию, адекватно поступать, нарушается анализ того, что он вокруг себя видит, слышит, чувствует.

Считается, что деменция – это органическое поражение мозга. Иногда мы можем найти его причину – последствие травмы или воспалительных заболеваний мозга, алкогольная болезнь, перенесённые инсульты, опухоль мозга, дефицит определенных витаминов, последствия тяжелых соматических заболеваний. А иногда мы не видим никаких грубых изменений в веществе мозга пациента и понимаем, что функции мозга нарушены без каких-то видимых причин.

Замечу, что ещё года четыре назад Всемирной организацией здравоохранения прогнозировалось увеличение количества пациентов с психическими нарушениями. По данным ВОЗ в 2015 году во всём мире насчитывалось более 46 миллионов людей с деменцией. В 2017 году эта цифра увеличилась до 50 миллионов. Ожидается, что это число увеличится до 131,5 миллионов к 2050 году. Отчасти это связано с увеличением продолжительности жизни.

- Онкологи, например, по поводу этого фактора говорят: у каждого появился шанс дожить до своего рака. Получается, дожить до своей деменции тоже шанс появился?

- Не у всех. Мы видим очень много людей почтенного возраста, поступающих к нам в отделение в неотложном порядке, у которых совершенно светлый ум. Понимаете, появление, развитие деменции не всегда зависит от возраста. Очень большую роль играют наследственный фактор и образ жизни. Давно ведь замечено, что у людей, занятых интеллектуальным трудом, признаки деменции если и проявляются, то существенно позже, чем у среднестатистического человека, который всю жизнь занимался преимущественно физическим трудом.

- Мне кажется, лет 20-30 назад не наблюдалось такого количества пожилых людей с деменцией. Или она не диагностировалась?

- Во-первых, продолжительность жизни была меньше. А, во-вторых, если вы вспомните, даже врачи тогда нередко разводили руками и говорили: «Что вы хотите? Это старость».

- То есть был такой диагноз – «старость»?

- Именно, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И на том, что старость далеко не всегда сопровождается деменцией, внимание не акцентировали. На самом деле люди могут доживать до весьма преклонного возраста и при этом сохранять хорошую память и прекрасно мыслить.

- Деменцию можно вылечить? Или это необратимый процесс?

- Вылечить нельзя. Может быть, у психиатров есть такой опыт, но мне в практике с этим сталкиваться не приходилось. Но притормозить развитие необратимых процессов можно, особенно если обратиться за медицинской консультацией вовремя. За исключением болезни Альцгеймера (она тоже ведет к деменции), которая имеет совершенно конкретный механизм развития. И если она прогрессирует, ничего сделать не удаётся. Учёные всего мира пытаются решить эту проблему, но эффективного лекарства от болезни Альцгеймера пока нет.

- Обратиться к врачу вовремя – это когда? Пока нет ярко выраженных симптомов?

- Конечно. Когда вы только начали замечать прогрессирующее нарушение памяти, плохо контролируемые эмоции, странности в поведении, когда заметили, что близкий человек – мама, папа, например, начал систематически (!) забывать, куда что-то положил, где что-то взял. Или стал неряшлив в одежде. Или «классический» и тревожный для родственников момент – человек стал регулярно забывать выключить газ.

Я понимаю, что, когда живёшь с человеком бок об бок, трудно объективно оценить ситуацию. Нередко изменения в поведении мы списываем опять же на старость. Тогда как при этих проявлениях нужно помочь своим родственникам: сводить к врачу, получить назначения. Не обязательно же пациенту под капельницей лежать. Можно же проводить таблетированные курсы лечения, поддерживающие мозг в работоспособном состоянии. Даже при грубых нарушениях поведения есть возможность применить специальные препараты и, должна сказать, видим неплохие результаты. Но при регулярном длительном, иногда пожизненном, применении.

- Многие семьи сталкиваются с проблемой убедить пожилого родственника обратиться к врачу. Он же не может объективно оценить свое состояние. Что вы посоветуете?

- Начнем с того, что тут не грех схитрить. Например, у мамы или у папы есть проблемы с уровнем сахара, или с набором веса, или давление высокое. В почтенном возрасте всё равно что-то можно «найти». Под этим предлогом привести пациента к терапевту, кардиологу, а потом «технично» к невропатологу. И потом сосудистые препараты, препараты, влияющие на обмен веществ, позволяющие мозгу эффективно переносить кислородное голодание, после 60 лет ещё никому не повредили.

- Разумеется, речь идёт о приёме по назначению врача? Сегодня же мы любим пользоваться «назначением» Интернета.

- Я вообще считаю, что доступ в Интернете к специализированной медицинской информации – зло. Люди порой такого начитаются, что приходят на приём насмерть перепуганные и ставят под сомнения любые действия врача.

- Евгения Семёновна, если хитрить необходимости нет, к какому врачу изначально следует обращаться с признаками деменции? К неврологу, гериатру, психиатру?

- Деменцией занимаются специалисты двух основных групп – неврологи и психиатры. Но, очевидно, что человек скорее согласится обратиться к неврологу. Нас уже давно учат разбираться в этой проблеме, видеть её. Существуют оценочные шкалы, с помощью которых мы можем посмотреть интеллектуальные, эмоциональные проблемы. И потом при необходимости мы – неврологи – уже можем порекомендовать обратиться к психиатрам.


Полная статья со всеми материалами по ссылке: источник


Узнать подробнее о нашем специалисте вы можете на странице  Полляк Е.С.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] =>

Интервью с сотрудником нашей клиники врачом-неврологом высшей категории, зам. главного врача по медицинской части Евгенией Полляк. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => 373 [LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [CODE] => [EXTERNAL_ID] => 407 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [LID] => s1 ) [3] => Array ( [DATE_CREATE] => 26.07.2018 23:20:26 [ID] => 209 [IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => «Я заплакала только один раз»: парализованная екатеринбурженка создала центр реабилитации [ACTIVE_FROM] => 26.07.2018 [TIMESTAMP_X] => 05.10.2018 16:58:27 [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#ID#/ [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/ [DETAIL_TEXT] =>

У Маргариты была мечта — построить деревянный дом и бассейн рядом. Бассейн обязательно — она выросла на берегу озера Таватуй и с самого детства любила нырять и плавать. К сорока годам всё сбылось — и дом, и бассейн, а ещё успешный бизнес, любимая дочь, большая семья. Но, как всегда бывает в таких историях, жизнь изменилась в один момент. Два года назад, в обычный летний день, Маргарита вернулась с работы, переоделась, пошла к бассейну. Нырнула, как делала это сотни раз, но выплыть уже не смогла.

— Я ударилась шеей о дно бассейна, — вспоминает она. — Когда произошёл удар, моментально почувствовала, что не двигаются ни руки, ни ноги — всё окостенело. Меня перевернуло на спину, и я всплыла. Повезло, что рядом был родственник, он всё видел. Ещё повезло, что у соседей шла стройка и их бригада рабочих не уехала. Они меня с трудом достали. Страшнее всего, конечно, было утонуть с работающей головой. А помочь сам себе не можешь, потому что тело не двигается.

Маргарита до сих пор не может понять, что же тогда произошло. И в своём бассейне, и в других неглубоких она ныряла тысячу раз:

— Идёт человек, ему сосулька на голову упала — принцип такой же. Я не хотела нырнуть в бассейн головой вниз, покончить с собой, нет. Это случайность.

Не дождавшись скорую, родственники сами повезли женщину в больницу. А там врачи сначала сказали, что она притворяется:

— Доктор на пальцы нажимал на определённое место, и нога шевелилась сама по себе, я же этого не чувствовала. Тогда он сказал: «Так у вас ноги двигаются, вставайте и идите».

Но встать Маргарита уже не могла — оказалось, что сломаны шейные позвонки, случился разрыв спинного мозга.

— Это называется «травма ныряльщика», тяжелейшая травма, — объясняет врач-реабилитолог Ирина Волкова. — По всем законам нейрофизиологии она должна быть полностью парализована, просто лежать, глотать, моргать, говорить. А она ест сама, может писать, пользоваться планшетом, телефоном.

Но первые месяцы женщина действительно только лежала.

— Вот представляете мешок с навозом? Тело мягкое и тёплое, его даже трудно поднять. Вот у меня было такое тело, — говорит она. — Это я сейчас руку поднять могу, вас потрогать, себя потрогать. А тогда меня сажали в кресло, фиксировали, я теряла сознание. Была тысяча подушечек везде, голову я держать не могла, сидела в корсете. Представьте: мышц вообще нет, ничего не чувствуете, у вас только голова. Только месяцев через 8 я уже более или менее села в коляску и поехала.


На третий месяц после травмы во время очередной реабилитации она познакомилась с врачами Ириной Волковой и Раисом Арслановым.

— Раис Шарифович первым меня взял к себе, обнадёжил. Он мне ничего не обещал, зная, что таким, как я, нельзя обещать, потому что нет прогноза. И я начала работать, заниматься два раза в день, ежедневно.

Во время этих занятий Маргарита решила создать реабилитационный центр.

— Мы общались месяца четыре, когда Раис Шарифович рассказал, что у него такая мечта — сделать центр. А я искала, чем ещё заняться. И поняла, что да, совпало, — вспоминает она. — На деньгах же не будешь сидеть. Самолёты там, пароходы мне не нужны, но у меня и не столько денег. Я очень скромно живу. А у гроба карманов нет. В первую очередь я подумала о себе, человек эгоистичен, подумала, что буду постоянно наблюдаться, заниматься. Во вторую — о том, что помогу человеку с его мечтой. И в третью — о том, что помогу таким, как я.

Центр — его назвали именем доктора Ирины Волковой, она же стала главврачом — работает всего несколько месяцев, в нём помогают восстанавливаться людям после тяжёлых травм, ДТП, инсультов. Маргарита сама занимается и постоянно общается с другими пациентами. О том, почему с ней произошло это несчастье, старается много не думать.

— На одной из первых реабилитаций приходила к нам группа психологов на обучение, меня пригласили, задавали вопросы: «А вы не думали, почему это произошло?» Ну, думала, конечно, но копаться в себе… Тут, если копаться, можно всё перекопать, замкнуться и думать только об этом. Раньше у меня такая была мечта молодой женщины, чтобы мужчины меня на руках носили. А я забыла совсем про эту фразу. И когда парни начали меня пересаживать, особенно из машины на коляску, сообразила — вот, наши мечты-то сбываются. Только зачем такие мечты, лучше бы я пешком бегала, — смеётся она.

Маргарита себя не жалеет — и другим не даёт.

— Мы недавно с Раисом Шарифовичем сидели разговаривали, я спрашиваю: «Почему вы такой грустненький?» Он отвечает: «Смотрю на тебя — жизнь поломанная, тебе, наверное, обидно?» Я говорю: «Самое страшное для меня — это оказаться ходячей в тюремном заключении с не очень хорошим контингентом. А у меня что? Я каждый день общаюсь с приятными людьми, я вижу своих родных, могу их обнять, поцеловать. Не надо, говорю, меня жалеть. Это нормально, это для меня счастье. Несчастье — это когда ты лишён всего. А у меня свобода. Пусть она пока такая, но я свободный человек.

— И вы сами себя никогда не жалели?

— Нет. Один раз я заплакала. У меня в доме одну комнату занял тренажёрный зал, в нём висит зеркало во всю стену. Я все тренажёры убрала и поставила туда свою функциональную кровать. И в первые месяцы, когда меня переодевают, поднимают мне ноги, а я в это зеркало всю вижу себя... И мне реально стало себя жалко: ну что, думаю, ножки мои бедненькие, кто-то их трогает постоянно. Первые месяцы были самые сложные.

Свою реабилитацию Маргарита воспринимает как любимую работу, говорит, что ей это в удовольствие. И не отказывается от планов однажды снова встать на ноги. Но и сейчас не запирает себя в четырёх стенах — гуляет, ходит на концерты, в рестораны.

— Конечно, можно забиться и в одиночной камере жить, включить телевизор и ничего не делать. Научилась кушать, сидеть в планшете, телевизор переключать и что мне ещё надо? Красота вроде: еду приносят, по телефону общаюсь. Но этого же недостаточно нормальному человеку, правильно? Смотрели фильм «Всегда говори «да»» с Джимом Керри? Ну вот. Зачем я буду говорить «нет», так вся жизнь мимо пройдет. Поэтому я всегда говорю — да, да, да.

полная статья со всеми материалами по ссылке: источник

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => 110 [LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [CODE] => [EXTERNAL_ID] => 209 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => corporate_news_s1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => corporate_news_s1 [LID] => s1 ) ) [arReplacedAliases] => [arResultAdd] => [bNavStart] => 1 [bShowAll] => 1 [NavNum] => 5 [NavPageCount] => 31 [NavPageNomer] => 31 [NavPageSize] => 4 [NavShowAll] => [NavRecordCount] => 124 [bFirstPrintNav] => 1 [PAGEN] => 31 [SIZEN] => 4 [SESS_SIZEN] => [SESS_ALL] => [SESS_PAGEN] => [add_anchor] => [bPostNavigation] => [bFromArray] => [bFromLimited] => 1 [sSessInitAdd] => [nPageWindow] => 5 [nSelectedCount] => 124 [arGetNextCache] => Array ( [DATE_CREATE] => [ID] => [IBLOCK_ID] => [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => [ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => [DETAIL_PAGE_URL] => [LIST_PAGE_URL] => [DETAIL_TEXT] => 1 [DETAIL_TEXT_TYPE] => [PREVIEW_TEXT] => 1 [PREVIEW_TEXT_TYPE] => [PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => [SORT] => [CODE] => [EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_TYPE_ID] => [IBLOCK_CODE] => [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => ) [bDescPageNumbering] => [arUserFields] => [usedUserFields] => [SqlTraceIndex] => [DB] => CDatabase Object ( [db_Conn] => mysqli Object ( [affected_rows] => 7 [client_info] => mysqlnd 5.0.12-dev - 20150407 - $Id: 3591daad22de08524295e1bd073aceeff11e6579 $ [client_version] => 50012 [connect_errno] => 0 [connect_error] => [errno] => 0 [error] => [error_list] => Array ( ) [field_count] => 14 [host_info] => Localhost via UNIX socket [info] => [insert_id] => 0 [server_info] => 5.5.5-10.2.31-MariaDB-10.2.31+maria~stretch-log [server_version] => 100231 [stat] => Uptime: 14125060 Threads: 198 Questions: 8497492413 Slow queries: 33624 Opens: 15026493 Flush tables: 1 Open tables: 96000 Queries per second avg: 601.589 [sqlstate] => 00000 [protocol_version] => 10 [thread_id] => 98291268 [warning_count] => 0 ) [version] => [escL] => ` [escR] => ` [alias_length] => 256 [DBName] => c2590_docvolkova_ru [DBHost] => localhost [DBLogin] => c2590_docvolkova_ru [DBPassword] => KiYciGavrebef94 [bConnected] => 1 [debug] => [DebugToFile] => [ShowSqlStat] => [db_Error] => [db_ErrorSQL] => [result] => [type] => MYSQL [column_cache] => Array ( ) [bModuleConnection] => [bNodeConnection] => [node_id] => [obSlave] => [cntQuery] => 0 [timeQuery] => 0 [arQueryDebug] => Array ( ) [sqlTracker] => ) [NavRecordCountChangeDisable] => [is_filtered] => [nStartPage] => 27 [nEndPage] => 31 [resultObject] => ) [NAV_PARAM] => Array ( ) )
Array
(
    [ID] => 97
    [~ID] => 97
    [TIMESTAMP_X] => 12.08.2021 11:44:30
    [~TIMESTAMP_X] => 12.08.2021 11:44:30
    [IBLOCK_TYPE_ID] => news
    [~IBLOCK_TYPE_ID] => news
    [LID] => s1
    [~LID] => s1
    [CODE] => smi_1
    [~CODE] => smi_1
    [NAME] => СМИ
    [~NAME] => СМИ
    [ACTIVE] => Y
    [~ACTIVE] => Y
    [SORT] => 500
    [~SORT] => 500
    [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/
    [~LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/
    [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/#ID#
    [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/#ID#
    [SECTION_PAGE_URL] => 
    [~SECTION_PAGE_URL] => 
    [CANONICAL_PAGE_URL] => 
    [~CANONICAL_PAGE_URL] => 
    [PICTURE] => 
    [~PICTURE] => 
    [DESCRIPTION] => 
    [~DESCRIPTION] => 
    [DESCRIPTION_TYPE] => text
    [~DESCRIPTION_TYPE] => text
    [RSS_TTL] => 24
    [~RSS_TTL] => 24
    [RSS_ACTIVE] => Y
    [~RSS_ACTIVE] => Y
    [RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [~RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [RSS_FILE_LIMIT] => 
    [~RSS_FILE_LIMIT] => 
    [RSS_FILE_DAYS] => 
    [~RSS_FILE_DAYS] => 
    [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [XML_ID] => 
    [~XML_ID] => 
    [TMP_ID] => 
    [~TMP_ID] => 
    [INDEX_ELEMENT] => Y
    [~INDEX_ELEMENT] => Y
    [INDEX_SECTION] => N
    [~INDEX_SECTION] => N
    [WORKFLOW] => N
    [~WORKFLOW] => N
    [BIZPROC] => N
    [~BIZPROC] => N
    [SECTION_CHOOSER] => L
    [~SECTION_CHOOSER] => L
    [LIST_MODE] => 
    [~LIST_MODE] => 
    [RIGHTS_MODE] => S
    [~RIGHTS_MODE] => S
    [SECTION_PROPERTY] => 
    [~SECTION_PROPERTY] => 
    [PROPERTY_INDEX] => 
    [~PROPERTY_INDEX] => 
    [VERSION] => 1
    [~VERSION] => 1
    [LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [SOCNET_GROUP_ID] => 
    [~SOCNET_GROUP_ID] => 
    [EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [~EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [EDIT_FILE_AFTER] => 
    [~EDIT_FILE_AFTER] => 
    [SECTIONS_NAME] => 
    [~SECTIONS_NAME] => 
    [SECTION_NAME] => 
    [~SECTION_NAME] => 
    [ELEMENTS_NAME] => Элементы
    [~ELEMENTS_NAME] => Элементы
    [ELEMENT_NAME] => Элемент
    [~ELEMENT_NAME] => Элемент
    [EXTERNAL_ID] => 
    [~EXTERNAL_ID] => 
    [LANG_DIR] => /
    [~LANG_DIR] => /
    [SERVER_NAME] => 
    [~SERVER_NAME] => 
    [USER_HAVE_ACCESS] => 1
    [SECTION] => 
    [ITEMS] => Array
        (
            [0] => Array
                (
                    [DATE_CREATE] => 20.10.2021 12:13:15
                    [~DATE_CREATE] => 20.10.2021 12:13:15
                    [ID] => 2633
                    [~ID] => 2633
                    [IBLOCK_ID] => 97
                    [~IBLOCK_ID] => 97
                    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [NAME] => На Урале парень покалечил подругу в ДТП и бросил ее парализованной
                    [~NAME] => На Урале парень покалечил подругу в ДТП и бросил ее парализованной
                    [ACTIVE_FROM] => 19.10.2021 12:10:00
                    [~ACTIVE_FROM] => 19.10.2021 12:10:00
                    [TIMESTAMP_X] => 20.10.2021 12:30:30
                    [~TIMESTAMP_X] => 20.10.2021 12:30:30
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /about/smi/?ELEMENT_ID=2633
                    [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/smi/?ELEMENT_ID=2633
                    [LIST_PAGE_URL] => /about/
                    [~LIST_PAGE_URL] => /about/
                    [DETAIL_TEXT] => 
                    [~DETAIL_TEXT] => 
                    [DETAIL_TEXT_TYPE] => text
                    [~DETAIL_TEXT_TYPE] => text
                    [PREVIEW_TEXT] => Девушка борется за возможность снова встать на ноги.

Марина сидит в инвалидной коляске, ее тело опутано трубками. У каждой такой трубки есть свое медицинское название: трахеостома, нефростома, колостома...

У девушки очень слабый голос. Она может говорить, лишь зажимая руками трахеостому. Это искусственное горло, надрез рядом с трахеей. Он делается, например, при респираторной поддержке, когда людей спасают в реанимациях и они дышат с помощью аппарата ИВЛ.

Впрочем, все эти трубки Марине, к счастью, когда-нибудь обязательно уберут. Самый больной вопрос для нее сейчас — сможет ли она встать на ноги.

Марине 28 лет. Мы познакомились с ней в клинике реабилитации доктора Волковой. Три месяца назад девушка попала в аварию. За рулем был ее парень, он не справился с управлением, и машина врезалась в дерево. Марина рассказывает нам свою историю.

Она родилась и выросла в Сосьве — небольшом поселке на севере нашей области, где главные «градообразующие предприятия» — это зоны и колонии. Мужчины, правда, могут найти также работу на пилорамах.

— А я мечтала работать продавцом, — вспоминает Марина. — Больше ни о какой профессии не задумывалась, хотя выучилась в местном училище на парикмахера, но это все-таки не мое. А продавец всегда на виду, у него всё просто и понятно.

В Сосьве у Марины родились трое детей. Дочь и сын — погодки, им сейчас 11 и 10 лет, младшему сыну — шесть. Она воспитывала их одна, помогала мама. От мужа она ушла сама, не стерпев побоев и издевательств. Марина объясняет:

— Работы в поселке почти нет. Безработица провоцирует пьянство. На этом фоне случается рукоприкладство. Многие терпят, держась за мужчин. После скандала он просил прощения, а дальше всё по новой. Я тоже сначала прощала, потом поняла, что человек не изменится. Если не уйду — так всё и будет всю жизнь, год за годом. Надо что-то менять. Спасибо маме — поддержала меня. Я ушла жить к ней. В собственном доме оставаться было опасно, мало ли что он может сделать со мной и детьми в пьяном виде. Так и получилось. Уже после того как ушла, он поджег веранду. В полицию я обращаться не стала: считала, что бесполезно.
В Сосьве найти работу Марина не смогла и уехала поближе к Екатеринбургу. В Арамиле устроилась на работу мастером в фирму, которая занималась строительством домов, бань и беседок, отвечала за подсчет и расчет стройматериалов. Зарабатывала, снимала квартиру, а на выходные уезжала домой, к детям.

Вроде всё складывалось нормально, личная жизнь тоже наладилась. Марина познакомилась с Никитой, который был младше ее на три года. После первого мужа, с его запоями и драками, парень выглядел идеалом: вполне заботливым и внимательным.

Было, правда, в его биографии пятно. Спустя какое-то время после знакомства Никита признался, что был судим, назвал статью. Девушка не испугалась, ведь она выросла в поселке, окруженном зонами, где часть населения — отсидевшие, а другая часть — сотрудники этих учреждений.

— Подробности я выспрашивать не стала: неприлично, — тихо говорит Марина. — Знала, что статья тяжелая, но ведь нельзя ставить крест на человеке, если он оступился, когда был подростком.

Марина жила в этом городе недолго, иначе знала бы, что преступление, которое совершил ее друг, было резонансным. Компания подростков ограбила и убила таксиста в Сысерти. Несовершеннолетних преступников отправили тогда в детские колонии. Никиту освободили условно досрочно, к этому времени он уже был совершеннолетним.

Впрочем, после освобождения парень действительно начал новую жизнь и ни в какие криминальные истории больше не ввязывался. Работал на автомойке, купил машину, к Марининым детям относился хорошо. Вроде бы строили планы на будущее — встать на ноги, пожениться. Правда, дальше разговоров дело не заходило.

А летом случилась авария, после которой Марина уже не встает. Накануне ее парень выпивал с другом, а после вызвался подвезти его до дома. Марина зачем-то решила поехать с ними. То ли решила проконтролировать, чтобы всё было хорошо, то ли из легкомыслия. Говорит теперь, что отговаривать от поездки было бесполезно — хотя, может быть, она просто не привыкла спорить с мужчинами. Старшая дочка хотела поехать со взрослыми, но тут мама настояла и оставила ее дома. Сама она была трезвой, это подтверждают медицинские документы.

Друга они благополучно доставили домой, а на обратном пути машина врезалась в дерево. На парне не было ни царапинки, а у Марины — перелом позвоночника и черепно-мозговая травма.

О детях сейчас заботится бабушка. Несколько раз в день Марина созванивается с ними по видеосвязи. Она говорит, что сделает всё, чтобы дети уехали из поселка в большой город. Переживает, что им тяжело дается иностранный язык, а она не может им ничем помочь.

— Вот у меня когда-то давно пределом мечтаний была профессия продавца, — рассуждает Марина. — Наверное, потому что не было перед глазами какого-то вдохновляющего примера, каких-то профессионалов, которые бы делали свое дело с душой. Сейчас увидела, как работают врачи-реабилитологи, как они помогают нам. Я бы очень хотела теперь стать одним из них. У меня есть еще одна цель, чтобы встать.

Против друга Марины сейчас возбуждено уголовное дело. В ближайшее время ее должен опросить следователь.


[~PREVIEW_TEXT] => Девушка борется за возможность снова встать на ноги.

Марина сидит в инвалидной коляске, ее тело опутано трубками. У каждой такой трубки есть свое медицинское название: трахеостома, нефростома, колостома...

У девушки очень слабый голос. Она может говорить, лишь зажимая руками трахеостому. Это искусственное горло, надрез рядом с трахеей. Он делается, например, при респираторной поддержке, когда людей спасают в реанимациях и они дышат с помощью аппарата ИВЛ.

Впрочем, все эти трубки Марине, к счастью, когда-нибудь обязательно уберут. Самый больной вопрос для нее сейчас — сможет ли она встать на ноги.

Марине 28 лет. Мы познакомились с ней в клинике реабилитации доктора Волковой. Три месяца назад девушка попала в аварию. За рулем был ее парень, он не справился с управлением, и машина врезалась в дерево. Марина рассказывает нам свою историю.

Она родилась и выросла в Сосьве — небольшом поселке на севере нашей области, где главные «градообразующие предприятия» — это зоны и колонии. Мужчины, правда, могут найти также работу на пилорамах.

— А я мечтала работать продавцом, — вспоминает Марина. — Больше ни о какой профессии не задумывалась, хотя выучилась в местном училище на парикмахера, но это все-таки не мое. А продавец всегда на виду, у него всё просто и понятно.

В Сосьве у Марины родились трое детей. Дочь и сын — погодки, им сейчас 11 и 10 лет, младшему сыну — шесть. Она воспитывала их одна, помогала мама. От мужа она ушла сама, не стерпев побоев и издевательств. Марина объясняет:

— Работы в поселке почти нет. Безработица провоцирует пьянство. На этом фоне случается рукоприкладство. Многие терпят, держась за мужчин. После скандала он просил прощения, а дальше всё по новой. Я тоже сначала прощала, потом поняла, что человек не изменится. Если не уйду — так всё и будет всю жизнь, год за годом. Надо что-то менять. Спасибо маме — поддержала меня. Я ушла жить к ней. В собственном доме оставаться было опасно, мало ли что он может сделать со мной и детьми в пьяном виде. Так и получилось. Уже после того как ушла, он поджег веранду. В полицию я обращаться не стала: считала, что бесполезно.
В Сосьве найти работу Марина не смогла и уехала поближе к Екатеринбургу. В Арамиле устроилась на работу мастером в фирму, которая занималась строительством домов, бань и беседок, отвечала за подсчет и расчет стройматериалов. Зарабатывала, снимала квартиру, а на выходные уезжала домой, к детям.

Вроде всё складывалось нормально, личная жизнь тоже наладилась. Марина познакомилась с Никитой, который был младше ее на три года. После первого мужа, с его запоями и драками, парень выглядел идеалом: вполне заботливым и внимательным.

Было, правда, в его биографии пятно. Спустя какое-то время после знакомства Никита признался, что был судим, назвал статью. Девушка не испугалась, ведь она выросла в поселке, окруженном зонами, где часть населения — отсидевшие, а другая часть — сотрудники этих учреждений.

— Подробности я выспрашивать не стала: неприлично, — тихо говорит Марина. — Знала, что статья тяжелая, но ведь нельзя ставить крест на человеке, если он оступился, когда был подростком.

Марина жила в этом городе недолго, иначе знала бы, что преступление, которое совершил ее друг, было резонансным. Компания подростков ограбила и убила таксиста в Сысерти. Несовершеннолетних преступников отправили тогда в детские колонии. Никиту освободили условно досрочно, к этому времени он уже был совершеннолетним.

Впрочем, после освобождения парень действительно начал новую жизнь и ни в какие криминальные истории больше не ввязывался. Работал на автомойке, купил машину, к Марининым детям относился хорошо. Вроде бы строили планы на будущее — встать на ноги, пожениться. Правда, дальше разговоров дело не заходило.

А летом случилась авария, после которой Марина уже не встает. Накануне ее парень выпивал с другом, а после вызвался подвезти его до дома. Марина зачем-то решила поехать с ними. То ли решила проконтролировать, чтобы всё было хорошо, то ли из легкомыслия. Говорит теперь, что отговаривать от поездки было бесполезно — хотя, может быть, она просто не привыкла спорить с мужчинами. Старшая дочка хотела поехать со взрослыми, но тут мама настояла и оставила ее дома. Сама она была трезвой, это подтверждают медицинские документы.

Друга они благополучно доставили домой, а на обратном пути машина врезалась в дерево. На парне не было ни царапинки, а у Марины — перелом позвоночника и черепно-мозговая травма.

О детях сейчас заботится бабушка. Несколько раз в день Марина созванивается с ними по видеосвязи. Она говорит, что сделает всё, чтобы дети уехали из поселка в большой город. Переживает, что им тяжело дается иностранный язык, а она не может им ничем помочь.

— Вот у меня когда-то давно пределом мечтаний была профессия продавца, — рассуждает Марина. — Наверное, потому что не было перед глазами какого-то вдохновляющего примера, каких-то профессионалов, которые бы делали свое дело с душой. Сейчас увидела, как работают врачи-реабилитологи, как они помогают нам. Я бы очень хотела теперь стать одним из них. У меня есть еще одна цель, чтобы встать.

Против друга Марины сейчас возбуждено уголовное дело. В ближайшее время ее должен опросить следователь.


[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 1887 [TIMESTAMP_X] => 20.10.2021 12:30:30 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 4032 [WIDTH] => 1860 [FILE_SIZE] => 828002 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/40a [FILE_NAME] => 40af394c8f021e5da3c3a67ef2e3ca99.jpg [ORIGINAL_NAME] => 20211012_144507.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => d4775bf9003df77ee9ad928911b60ed2 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/40a/40af394c8f021e5da3c3a67ef2e3ca99.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/40a/40af394c8f021e5da3c3a67ef2e3ca99.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/40a/40af394c8f021e5da3c3a67ef2e3ca99.jpg [ALT] => На Урале парень покалечил подругу в ДТП и бросил ее парализованной [TITLE] => На Урале парень покалечил подругу в ДТП и бросил ее парализованной ) [~PREVIEW_PICTURE] => 1887 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 2633 [~EXTERNAL_ID] => 2633 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => smi_1 [~IBLOCK_CODE] => smi_1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 19.10.2021 [FIELDS] => Array ( [DATE_CREATE] => 20.10.2021 12:13:15 ) [PROPERTIES] => Array ( [TAG] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [1] => Array ( [DATE_CREATE] => 20.10.2021 12:02:44 [~DATE_CREATE] => 20.10.2021 12:02:44 [ID] => 2632 [~ID] => 2632 [IBLOCK_ID] => 97 [~IBLOCK_ID] => 97 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Выжившая в страшной аварии в Лесном: «Меня выхаживали дети» [~NAME] => Выжившая в страшной аварии в Лесном: «Меня выхаживали дети» [ACTIVE_FROM] => 18.10.2021 11:50:00 [~ACTIVE_FROM] => 18.10.2021 11:50:00 [TIMESTAMP_X] => 20.10.2021 12:09:55 [~TIMESTAMP_X] => 20.10.2021 12:09:55 [DETAIL_PAGE_URL] => /about/smi/?ELEMENT_ID=2632 [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/smi/?ELEMENT_ID=2632 [LIST_PAGE_URL] => /about/ [~LIST_PAGE_URL] => /about/ [DETAIL_TEXT] => [~DETAIL_TEXT] => [DETAIL_TEXT_TYPE] => text [~DETAIL_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_TEXT] =>

Спустя три месяца одну из пострадавших выписали после реабилитации.

Наталья Ярополова, уцелевшая в страшной аварии в Лесном, сейчас, спустя три месяца после той аварии, боится автобусов. Из Лесного в Екатеринбург в реабилитационную клинику Ирины Волковой ее привозит на машине сын. Сегодня ее выписали домой после очередного восстановительного курса.

С Натальей Ярополовой, чудом выжившей в том страшном ДТП, мы поговорили накануне выписки из реабилитационной клиники. Это уже второй курс, который она проходит. В первый раз она приехала, с трудом опираясь на два костыля, через месяц уехала домой уже с одним костылем. В этот раз приехала с тростью. Возвращается на своих ногах, опора ей уже не нужна.

— Я не помню сам момент аварии, — вспоминает Наталья Юрьевна. — Не успела даже испугаться, так мгновенно всё случилось. Услышала лишь хлопок, очнулась в крови. Потом снова отключилась. Пришла в сознание, когда грузили в вертолет.

Наталью Юрьевну и еще троих пострадавших доставили в 23-ю больницу в Екатеринбург.

Коллегу Натальи — Ольгу Бакушеву — спасти не смогли, она умерла в больнице. За жизнь Лариона Короткова врачи боролись 2,5 месяца, но он не выжил.

У Натальи были переломы ног, черепно-мозговая травма. Наталья не любит вспоминать эти 10 дней, которые она провела в больнице. Да, ей оказали первую помощь: наложили гипс, зашили рану на голове. Но она была совсем беспомощной, не могла себя обслуживать.

— Дети наняли мне сиделку, она всегда была рядом, ухаживала за мной, — говорит Наталья. — После этого отношение персонала (младшего) стало лучше, заботиться обо мне им уже было не нужно. Выписали меня через 10 дней. Я была еще неходячей. На носилках донесли до машины скорой, отвезли домой, там выгрузили. Меня забрала к себе дочь, оформила больничный по уходу и больше месяца, пока я лежала, выхаживала меня.

«Дочь была со мной. Сын привозил что нужно: продукты, лекарства. Дети меня и выходили. Не представляю, что бы делал в моей ситуации одинокий человек»

Наталья Ярополова

Комбинат перечислил Наталье, как пострадавшей, материальную помощь: два раза по 40 тысяч. Все эти деньги были потрачены семьей на лечение: оплатили сиделку, ее услуги стоили две тысячи рублей в сутки, покупали лекарства уже после выписки домой.

Больше всего помог Фонд федерального страхования: оплатил два курса реабилитации, после которых она смогла ходить самостоятельно. Хотя до конца она не восстановилась. Наталья пока на больничном. Говорит, что сама хочет восстановиться и выйти на работу, говорит, «привыкла всегда быть при деле». По специальности она электромонтер, проработала на комбинате почти 40 лет.

А в соседней палате реабилитационного центра лежит еще одна сотрудница комбината Галина. Галина Николаевна также пострадала в том ДТП. Но поговорить с ней не удалось, ей было очень плохо: сильные боли. Ее привезли на реабилитацию несколько дней назад, до этого она всё это время была в больнице, перенесла несколько операций. Ходить Галина Николаевна пока не может, ее возят на коляске. До полного восстановления еще далеко. Реабилитацию ей также оплатил ФСС.

Руководство муниципального автопредприятия, которому принадлежал автобус, на связь с пострадавшими не выходило, помощь не предлагало.

Через два дня после трагедии были арестованы механик и директор автопредприятия. Им предъявили обвинение. Механику по уголовной статье «Недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц». Против директора также возбудили дело по этой же статье и по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Уголовное дело возбуждено и против водителя по статье «Нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц».

Руководитель предприятия уверяет, что техника была исправной, прошла технический осмотр. Расследование уголовного дела продолжается.

После той аварии прокуратура проверила автотранспортные предприятия закрытого города Лесного и выявила много нарушений.


[~PREVIEW_TEXT] =>

Спустя три месяца одну из пострадавших выписали после реабилитации.

Наталья Ярополова, уцелевшая в страшной аварии в Лесном, сейчас, спустя три месяца после той аварии, боится автобусов. Из Лесного в Екатеринбург в реабилитационную клинику Ирины Волковой ее привозит на машине сын. Сегодня ее выписали домой после очередного восстановительного курса.

С Натальей Ярополовой, чудом выжившей в том страшном ДТП, мы поговорили накануне выписки из реабилитационной клиники. Это уже второй курс, который она проходит. В первый раз она приехала, с трудом опираясь на два костыля, через месяц уехала домой уже с одним костылем. В этот раз приехала с тростью. Возвращается на своих ногах, опора ей уже не нужна.

— Я не помню сам момент аварии, — вспоминает Наталья Юрьевна. — Не успела даже испугаться, так мгновенно всё случилось. Услышала лишь хлопок, очнулась в крови. Потом снова отключилась. Пришла в сознание, когда грузили в вертолет.

Наталью Юрьевну и еще троих пострадавших доставили в 23-ю больницу в Екатеринбург.

Коллегу Натальи — Ольгу Бакушеву — спасти не смогли, она умерла в больнице. За жизнь Лариона Короткова врачи боролись 2,5 месяца, но он не выжил.

У Натальи были переломы ног, черепно-мозговая травма. Наталья не любит вспоминать эти 10 дней, которые она провела в больнице. Да, ей оказали первую помощь: наложили гипс, зашили рану на голове. Но она была совсем беспомощной, не могла себя обслуживать.

— Дети наняли мне сиделку, она всегда была рядом, ухаживала за мной, — говорит Наталья. — После этого отношение персонала (младшего) стало лучше, заботиться обо мне им уже было не нужно. Выписали меня через 10 дней. Я была еще неходячей. На носилках донесли до машины скорой, отвезли домой, там выгрузили. Меня забрала к себе дочь, оформила больничный по уходу и больше месяца, пока я лежала, выхаживала меня.

«Дочь была со мной. Сын привозил что нужно: продукты, лекарства. Дети меня и выходили. Не представляю, что бы делал в моей ситуации одинокий человек»

Наталья Ярополова

Комбинат перечислил Наталье, как пострадавшей, материальную помощь: два раза по 40 тысяч. Все эти деньги были потрачены семьей на лечение: оплатили сиделку, ее услуги стоили две тысячи рублей в сутки, покупали лекарства уже после выписки домой.

Больше всего помог Фонд федерального страхования: оплатил два курса реабилитации, после которых она смогла ходить самостоятельно. Хотя до конца она не восстановилась. Наталья пока на больничном. Говорит, что сама хочет восстановиться и выйти на работу, говорит, «привыкла всегда быть при деле». По специальности она электромонтер, проработала на комбинате почти 40 лет.

А в соседней палате реабилитационного центра лежит еще одна сотрудница комбината Галина. Галина Николаевна также пострадала в том ДТП. Но поговорить с ней не удалось, ей было очень плохо: сильные боли. Ее привезли на реабилитацию несколько дней назад, до этого она всё это время была в больнице, перенесла несколько операций. Ходить Галина Николаевна пока не может, ее возят на коляске. До полного восстановления еще далеко. Реабилитацию ей также оплатил ФСС.

Руководство муниципального автопредприятия, которому принадлежал автобус, на связь с пострадавшими не выходило, помощь не предлагало.

Через два дня после трагедии были арестованы механик и директор автопредприятия. Им предъявили обвинение. Механику по уголовной статье «Недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц». Против директора также возбудили дело по этой же статье и по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Уголовное дело возбуждено и против водителя по статье «Нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц».

Руководитель предприятия уверяет, что техника была исправной, прошла технический осмотр. Расследование уголовного дела продолжается.

После той аварии прокуратура проверила автотранспортные предприятия закрытого города Лесного и выявила много нарушений.


[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 1886 [TIMESTAMP_X] => 20.10.2021 12:09:55 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 720 [WIDTH] => 1280 [FILE_SIZE] => 199706 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/3c7 [FILE_NAME] => 3c7bc77cef521758574b7d5429ab87c8.jpg [ORIGINAL_NAME] => 78abdf6171fe4e58a10ee539c86c8128.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 1313bb7bacd0f0c0ee14adfaef9cf52e [~src] => [SRC] => /upload/iblock/3c7/3c7bc77cef521758574b7d5429ab87c8.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/3c7/3c7bc77cef521758574b7d5429ab87c8.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/3c7/3c7bc77cef521758574b7d5429ab87c8.jpg [ALT] => Выжившая в страшной аварии в Лесном: «Меня выхаживали дети» [TITLE] => Выжившая в страшной аварии в Лесном: «Меня выхаживали дети» ) [~PREVIEW_PICTURE] => 1886 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 2632 [~EXTERNAL_ID] => 2632 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => smi_1 [~IBLOCK_CODE] => smi_1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 18.10.2021 [FIELDS] => Array ( [DATE_CREATE] => 20.10.2021 12:02:44 ) [PROPERTIES] => Array ( [TAG] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [2] => Array ( [DATE_CREATE] => 12.08.2021 11:45:33 [~DATE_CREATE] => 12.08.2021 11:45:33 [ID] => 2556 [~ID] => 2556 [IBLOCK_ID] => 97 [~IBLOCK_ID] => 97 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Похудание и панические атаки: уральский реабилитолог составила топ жалоб после COVID-19 [~NAME] => Похудание и панические атаки: уральский реабилитолог составила топ жалоб после COVID-19 [ACTIVE_FROM] => 01.04.2021 [~ACTIVE_FROM] => 01.04.2021 [TIMESTAMP_X] => 30.08.2021 13:30:48 [~TIMESTAMP_X] => 30.08.2021 13:30:48 [DETAIL_PAGE_URL] => /about/smi/?ELEMENT_ID=2556 [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/smi/?ELEMENT_ID=2556 [LIST_PAGE_URL] => /about/ [~LIST_PAGE_URL] => /about/ [DETAIL_TEXT] => [~DETAIL_TEXT] => [DETAIL_TEXT_TYPE] => text [~DETAIL_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_TEXT] =>

Есть пациенты, которых болезнь полностью обездвижила.

О разнообразии негативных влияний коронавируса на состояние человека говорится много. Уральский врач-невролог, руководитель именной клиники реабилитации Ирина Волкова составила свой список наиболее частых жалоб пациентов, с которыми они обращаются к ней после перенесенной инфекции, передает "Уралинформбюро".

1. Слабость. Доктор рассказала, что многие люди с трудом приходят на прием, даже сидят с трудом, плачут. Это пациенты, у которых даже небольшая физическая нагрузка приводит к полному истощению сил. "Женщина, 45 лет рассказывает: "Звонок в дверь, знаю, что дочь пришла с продуктами, а встать открыть не могу, дойти не могу, сижу, реву". Работает тренером", - привела пример специалист.

2. Депрессия. Речь идет о стойком снижении настроения сроком более 2 недель. Врач описала случай из жизни: "У друзей сын, 4-й курс УрФУ, высокий, статный, умница, есть девушка и квартира, даже работает уже. А мысли в голове - суицидальные. Родители в ужасе. Я - тоже. Стали работать, принимает терапию, вроде, стал возвращаться к жизни".

3. Третье место за паническими атаками. Они могут быть короткими или затяжными, а также сопровождаются "всевозможной соматикой, какой и не придумаешь специально".

4. Расстройства памяти. Если раньше были сомнения, есть ли связь с инфекцией, то сейчас поток таких пациентов является для врача подтверждением давнишней гипотезы. "Нарушения эти обратимые в большинстве случаев. Есть почти полтора года наблюдения и работы с этими пациентами. И неплохие результаты", - добавила Ирина Волкова.

5. Расстройства гемодинамики (скачут давление и пульс). Часто проявляется как ощущение, что сердце вот-вот выскочит.

6. Расстройства сна - "от бессонницы до постоянной сонливости, кошмарных сновидений".

7. Расстройства чувствительности (ощущения онемения, мурашек, покалывания, жжения, колотья.

8. Нарушения терморегуляции - у кого-то держится повышенная температура тела 37.2, у других наоборот пониженная 35.5.

9. Значительное выпадение волос, вплоть до гнездной, или диффузной аллопеции. "Лечится непросто", - прокомментировала врач

10. Люди часто стали жаловаться на поносы и похудание. "На днях, смотрела пациентку, активная, была работающая женщина, похудела с 62 до 37 кг. Со всеми, вытекающими отсюда проблемами", - поделилась реабилитолог.

Доктор уточнила, что ее выборка может быть "искажена" специализацией клиники - обращается больше людей с неврологическими нарушениями, чем те, кого мучают одышка и кашель. В клинике доктора Волковой есть даже полностью обездвиженные пациенты с тяжелыми нейропатиями.

"Наша тактика идет от жалоб, ведущих синдромов и объективного состояния . Принципы работы такие же, как в реабилитации. Загружена вся, мультидисциплинарная бригада. Тщательно подобранное медикаментозное лечение. Не торопим с выпиской с больничного. Очень аккуратное отношение к физической нагрузке. Нейропсихологи востребованы, как никогда. Нередко они нужны всей семье. Физиотерапия - самая разнообразная", - подытожила врач.
Стоит напомнить, так называемый длинный ковид (лонгковид) специалисты давно считают отдельной медицинской проблемой. Страдающие от этого пациенты нуждаются в поддержке врачей.

https://www.uralinform.ru/news/society/343867-pohudanie-i-panicheskie-ataki-uralskii-reabilitolog-so...

[~PREVIEW_TEXT] =>

Есть пациенты, которых болезнь полностью обездвижила.

О разнообразии негативных влияний коронавируса на состояние человека говорится много. Уральский врач-невролог, руководитель именной клиники реабилитации Ирина Волкова составила свой список наиболее частых жалоб пациентов, с которыми они обращаются к ней после перенесенной инфекции, передает "Уралинформбюро".

1. Слабость. Доктор рассказала, что многие люди с трудом приходят на прием, даже сидят с трудом, плачут. Это пациенты, у которых даже небольшая физическая нагрузка приводит к полному истощению сил. "Женщина, 45 лет рассказывает: "Звонок в дверь, знаю, что дочь пришла с продуктами, а встать открыть не могу, дойти не могу, сижу, реву". Работает тренером", - привела пример специалист.

2. Депрессия. Речь идет о стойком снижении настроения сроком более 2 недель. Врач описала случай из жизни: "У друзей сын, 4-й курс УрФУ, высокий, статный, умница, есть девушка и квартира, даже работает уже. А мысли в голове - суицидальные. Родители в ужасе. Я - тоже. Стали работать, принимает терапию, вроде, стал возвращаться к жизни".

3. Третье место за паническими атаками. Они могут быть короткими или затяжными, а также сопровождаются "всевозможной соматикой, какой и не придумаешь специально".

4. Расстройства памяти. Если раньше были сомнения, есть ли связь с инфекцией, то сейчас поток таких пациентов является для врача подтверждением давнишней гипотезы. "Нарушения эти обратимые в большинстве случаев. Есть почти полтора года наблюдения и работы с этими пациентами. И неплохие результаты", - добавила Ирина Волкова.

5. Расстройства гемодинамики (скачут давление и пульс). Часто проявляется как ощущение, что сердце вот-вот выскочит.

6. Расстройства сна - "от бессонницы до постоянной сонливости, кошмарных сновидений".

7. Расстройства чувствительности (ощущения онемения, мурашек, покалывания, жжения, колотья.

8. Нарушения терморегуляции - у кого-то держится повышенная температура тела 37.2, у других наоборот пониженная 35.5.

9. Значительное выпадение волос, вплоть до гнездной, или диффузной аллопеции. "Лечится непросто", - прокомментировала врач

10. Люди часто стали жаловаться на поносы и похудание. "На днях, смотрела пациентку, активная, была работающая женщина, похудела с 62 до 37 кг. Со всеми, вытекающими отсюда проблемами", - поделилась реабилитолог.

Доктор уточнила, что ее выборка может быть "искажена" специализацией клиники - обращается больше людей с неврологическими нарушениями, чем те, кого мучают одышка и кашель. В клинике доктора Волковой есть даже полностью обездвиженные пациенты с тяжелыми нейропатиями.

"Наша тактика идет от жалоб, ведущих синдромов и объективного состояния . Принципы работы такие же, как в реабилитации. Загружена вся, мультидисциплинарная бригада. Тщательно подобранное медикаментозное лечение. Не торопим с выпиской с больничного. Очень аккуратное отношение к физической нагрузке. Нейропсихологи востребованы, как никогда. Нередко они нужны всей семье. Физиотерапия - самая разнообразная", - подытожила врач.
Стоит напомнить, так называемый длинный ковид (лонгковид) специалисты давно считают отдельной медицинской проблемой. Страдающие от этого пациенты нуждаются в поддержке врачей.

https://www.uralinform.ru/news/society/343867-pohudanie-i-panicheskie-ataki-uralskii-reabilitolog-so...

[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 1884 [TIMESTAMP_X] => 30.08.2021 13:30:48 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 664 [WIDTH] => 1000 [FILE_SIZE] => 207324 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/339 [FILE_NAME] => 3393dae69ca1302940f8f2671b34aab1.jpg [ORIGINAL_NAME] => 16302478281__367_11112.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => faf4309faa703e317008f20f3b408f91 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/339/3393dae69ca1302940f8f2671b34aab1.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/339/3393dae69ca1302940f8f2671b34aab1.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/339/3393dae69ca1302940f8f2671b34aab1.jpg [ALT] => Похудание и панические атаки: уральский реабилитолог составила топ жалоб после COVID-19 [TITLE] => Похудание и панические атаки: уральский реабилитолог составила топ жалоб после COVID-19 ) [~PREVIEW_PICTURE] => 1884 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 2556 [~EXTERNAL_ID] => 2556 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => smi_1 [~IBLOCK_CODE] => smi_1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 01.04.2021 [FIELDS] => Array ( [DATE_CREATE] => 12.08.2021 11:45:33 ) [PROPERTIES] => Array ( [TAG] => ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) ) [ELEMENTS] => Array ( [0] => 2633 [1] => 2632 [2] => 2556 ) [NAV_STRING] => [NAV_CACHED_DATA] => [NAV_RESULT] => CIBlockResult Object ( [arIBlockMultProps] => Array ( ) [arIBlockConvProps] => Array ( ) [arIBlockAllProps] => Array ( ) [arIBlockNumProps] => Array ( ) [arIBlockLongProps] => Array ( ) [nInitialSize] => [table_id] => [strDetailUrl] => #SERVER_NAME#/about/smi/?ELEMENT_ID=#ID# [strSectionUrl] => [strListUrl] => [arSectionContext] => [bIBlockSection] => [nameTemplate] => [_LAST_IBLOCK_ID] => 97 [_FILTER_IBLOCK_ID] => Array ( [97] => 1 ) [result] => mysqli_result Object ( [current_field] => 0 [field_count] => 22 [lengths] => [num_rows] => 3 [type] => 0 ) [arResult] => Array ( [0] => Array ( [DATE_CREATE] => 20.10.2021 12:13:15 [ID] => 2633 [IBLOCK_ID] => 97 [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => На Урале парень покалечил подругу в ДТП и бросил ее парализованной [ACTIVE_FROM] => 19.10.2021 12:10:00 [TIMESTAMP_X] => 20.10.2021 12:30:30 [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/#ID# [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/ [DETAIL_TEXT] => [DETAIL_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_TEXT] => Девушка борется за возможность снова встать на ноги.

Марина сидит в инвалидной коляске, ее тело опутано трубками. У каждой такой трубки есть свое медицинское название: трахеостома, нефростома, колостома...

У девушки очень слабый голос. Она может говорить, лишь зажимая руками трахеостому. Это искусственное горло, надрез рядом с трахеей. Он делается, например, при респираторной поддержке, когда людей спасают в реанимациях и они дышат с помощью аппарата ИВЛ.

Впрочем, все эти трубки Марине, к счастью, когда-нибудь обязательно уберут. Самый больной вопрос для нее сейчас — сможет ли она встать на ноги.

Марине 28 лет. Мы познакомились с ней в клинике реабилитации доктора Волковой. Три месяца назад девушка попала в аварию. За рулем был ее парень, он не справился с управлением, и машина врезалась в дерево. Марина рассказывает нам свою историю.

Она родилась и выросла в Сосьве — небольшом поселке на севере нашей области, где главные «градообразующие предприятия» — это зоны и колонии. Мужчины, правда, могут найти также работу на пилорамах.

— А я мечтала работать продавцом, — вспоминает Марина. — Больше ни о какой профессии не задумывалась, хотя выучилась в местном училище на парикмахера, но это все-таки не мое. А продавец всегда на виду, у него всё просто и понятно.

В Сосьве у Марины родились трое детей. Дочь и сын — погодки, им сейчас 11 и 10 лет, младшему сыну — шесть. Она воспитывала их одна, помогала мама. От мужа она ушла сама, не стерпев побоев и издевательств. Марина объясняет:

— Работы в поселке почти нет. Безработица провоцирует пьянство. На этом фоне случается рукоприкладство. Многие терпят, держась за мужчин. После скандала он просил прощения, а дальше всё по новой. Я тоже сначала прощала, потом поняла, что человек не изменится. Если не уйду — так всё и будет всю жизнь, год за годом. Надо что-то менять. Спасибо маме — поддержала меня. Я ушла жить к ней. В собственном доме оставаться было опасно, мало ли что он может сделать со мной и детьми в пьяном виде. Так и получилось. Уже после того как ушла, он поджег веранду. В полицию я обращаться не стала: считала, что бесполезно.
В Сосьве найти работу Марина не смогла и уехала поближе к Екатеринбургу. В Арамиле устроилась на работу мастером в фирму, которая занималась строительством домов, бань и беседок, отвечала за подсчет и расчет стройматериалов. Зарабатывала, снимала квартиру, а на выходные уезжала домой, к детям.

Вроде всё складывалось нормально, личная жизнь тоже наладилась. Марина познакомилась с Никитой, который был младше ее на три года. После первого мужа, с его запоями и драками, парень выглядел идеалом: вполне заботливым и внимательным.

Было, правда, в его биографии пятно. Спустя какое-то время после знакомства Никита признался, что был судим, назвал статью. Девушка не испугалась, ведь она выросла в поселке, окруженном зонами, где часть населения — отсидевшие, а другая часть — сотрудники этих учреждений.

— Подробности я выспрашивать не стала: неприлично, — тихо говорит Марина. — Знала, что статья тяжелая, но ведь нельзя ставить крест на человеке, если он оступился, когда был подростком.

Марина жила в этом городе недолго, иначе знала бы, что преступление, которое совершил ее друг, было резонансным. Компания подростков ограбила и убила таксиста в Сысерти. Несовершеннолетних преступников отправили тогда в детские колонии. Никиту освободили условно досрочно, к этому времени он уже был совершеннолетним.

Впрочем, после освобождения парень действительно начал новую жизнь и ни в какие криминальные истории больше не ввязывался. Работал на автомойке, купил машину, к Марининым детям относился хорошо. Вроде бы строили планы на будущее — встать на ноги, пожениться. Правда, дальше разговоров дело не заходило.

А летом случилась авария, после которой Марина уже не встает. Накануне ее парень выпивал с другом, а после вызвался подвезти его до дома. Марина зачем-то решила поехать с ними. То ли решила проконтролировать, чтобы всё было хорошо, то ли из легкомыслия. Говорит теперь, что отговаривать от поездки было бесполезно — хотя, может быть, она просто не привыкла спорить с мужчинами. Старшая дочка хотела поехать со взрослыми, но тут мама настояла и оставила ее дома. Сама она была трезвой, это подтверждают медицинские документы.

Друга они благополучно доставили домой, а на обратном пути машина врезалась в дерево. На парне не было ни царапинки, а у Марины — перелом позвоночника и черепно-мозговая травма.

О детях сейчас заботится бабушка. Несколько раз в день Марина созванивается с ними по видеосвязи. Она говорит, что сделает всё, чтобы дети уехали из поселка в большой город. Переживает, что им тяжело дается иностранный язык, а она не может им ничем помочь.

— Вот у меня когда-то давно пределом мечтаний была профессия продавца, — рассуждает Марина. — Наверное, потому что не было перед глазами какого-то вдохновляющего примера, каких-то профессионалов, которые бы делали свое дело с душой. Сейчас увидела, как работают врачи-реабилитологи, как они помогают нам. Я бы очень хотела теперь стать одним из них. У меня есть еще одна цель, чтобы встать.

Против друга Марины сейчас возбуждено уголовное дело. В ближайшее время ее должен опросить следователь.


[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => 1887 [LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [CODE] => [EXTERNAL_ID] => 2633 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => smi_1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 ) [1] => Array ( [DATE_CREATE] => 20.10.2021 12:02:44 [ID] => 2632 [IBLOCK_ID] => 97 [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Выжившая в страшной аварии в Лесном: «Меня выхаживали дети» [ACTIVE_FROM] => 18.10.2021 11:50:00 [TIMESTAMP_X] => 20.10.2021 12:09:55 [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/#ID# [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/ [DETAIL_TEXT] => [DETAIL_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_TEXT] =>

Спустя три месяца одну из пострадавших выписали после реабилитации.

Наталья Ярополова, уцелевшая в страшной аварии в Лесном, сейчас, спустя три месяца после той аварии, боится автобусов. Из Лесного в Екатеринбург в реабилитационную клинику Ирины Волковой ее привозит на машине сын. Сегодня ее выписали домой после очередного восстановительного курса.

С Натальей Ярополовой, чудом выжившей в том страшном ДТП, мы поговорили накануне выписки из реабилитационной клиники. Это уже второй курс, который она проходит. В первый раз она приехала, с трудом опираясь на два костыля, через месяц уехала домой уже с одним костылем. В этот раз приехала с тростью. Возвращается на своих ногах, опора ей уже не нужна.

— Я не помню сам момент аварии, — вспоминает Наталья Юрьевна. — Не успела даже испугаться, так мгновенно всё случилось. Услышала лишь хлопок, очнулась в крови. Потом снова отключилась. Пришла в сознание, когда грузили в вертолет.

Наталью Юрьевну и еще троих пострадавших доставили в 23-ю больницу в Екатеринбург.

Коллегу Натальи — Ольгу Бакушеву — спасти не смогли, она умерла в больнице. За жизнь Лариона Короткова врачи боролись 2,5 месяца, но он не выжил.

У Натальи были переломы ног, черепно-мозговая травма. Наталья не любит вспоминать эти 10 дней, которые она провела в больнице. Да, ей оказали первую помощь: наложили гипс, зашили рану на голове. Но она была совсем беспомощной, не могла себя обслуживать.

— Дети наняли мне сиделку, она всегда была рядом, ухаживала за мной, — говорит Наталья. — После этого отношение персонала (младшего) стало лучше, заботиться обо мне им уже было не нужно. Выписали меня через 10 дней. Я была еще неходячей. На носилках донесли до машины скорой, отвезли домой, там выгрузили. Меня забрала к себе дочь, оформила больничный по уходу и больше месяца, пока я лежала, выхаживала меня.

«Дочь была со мной. Сын привозил что нужно: продукты, лекарства. Дети меня и выходили. Не представляю, что бы делал в моей ситуации одинокий человек»

Наталья Ярополова

Комбинат перечислил Наталье, как пострадавшей, материальную помощь: два раза по 40 тысяч. Все эти деньги были потрачены семьей на лечение: оплатили сиделку, ее услуги стоили две тысячи рублей в сутки, покупали лекарства уже после выписки домой.

Больше всего помог Фонд федерального страхования: оплатил два курса реабилитации, после которых она смогла ходить самостоятельно. Хотя до конца она не восстановилась. Наталья пока на больничном. Говорит, что сама хочет восстановиться и выйти на работу, говорит, «привыкла всегда быть при деле». По специальности она электромонтер, проработала на комбинате почти 40 лет.

А в соседней палате реабилитационного центра лежит еще одна сотрудница комбината Галина. Галина Николаевна также пострадала в том ДТП. Но поговорить с ней не удалось, ей было очень плохо: сильные боли. Ее привезли на реабилитацию несколько дней назад, до этого она всё это время была в больнице, перенесла несколько операций. Ходить Галина Николаевна пока не может, ее возят на коляске. До полного восстановления еще далеко. Реабилитацию ей также оплатил ФСС.

Руководство муниципального автопредприятия, которому принадлежал автобус, на связь с пострадавшими не выходило, помощь не предлагало.

Через два дня после трагедии были арестованы механик и директор автопредприятия. Им предъявили обвинение. Механику по уголовной статье «Недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц». Против директора также возбудили дело по этой же статье и по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Уголовное дело возбуждено и против водителя по статье «Нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц».

Руководитель предприятия уверяет, что техника была исправной, прошла технический осмотр. Расследование уголовного дела продолжается.

После той аварии прокуратура проверила автотранспортные предприятия закрытого города Лесного и выявила много нарушений.


[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => 1886 [LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [CODE] => [EXTERNAL_ID] => 2632 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => smi_1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 ) [2] => Array ( [DATE_CREATE] => 12.08.2021 11:45:33 [ID] => 2556 [IBLOCK_ID] => 97 [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Похудание и панические атаки: уральский реабилитолог составила топ жалоб после COVID-19 [ACTIVE_FROM] => 01.04.2021 [TIMESTAMP_X] => 30.08.2021 13:30:48 [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/#ID# [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/ [DETAIL_TEXT] => [DETAIL_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_TEXT] =>

Есть пациенты, которых болезнь полностью обездвижила.

О разнообразии негативных влияний коронавируса на состояние человека говорится много. Уральский врач-невролог, руководитель именной клиники реабилитации Ирина Волкова составила свой список наиболее частых жалоб пациентов, с которыми они обращаются к ней после перенесенной инфекции, передает "Уралинформбюро".

1. Слабость. Доктор рассказала, что многие люди с трудом приходят на прием, даже сидят с трудом, плачут. Это пациенты, у которых даже небольшая физическая нагрузка приводит к полному истощению сил. "Женщина, 45 лет рассказывает: "Звонок в дверь, знаю, что дочь пришла с продуктами, а встать открыть не могу, дойти не могу, сижу, реву". Работает тренером", - привела пример специалист.

2. Депрессия. Речь идет о стойком снижении настроения сроком более 2 недель. Врач описала случай из жизни: "У друзей сын, 4-й курс УрФУ, высокий, статный, умница, есть девушка и квартира, даже работает уже. А мысли в голове - суицидальные. Родители в ужасе. Я - тоже. Стали работать, принимает терапию, вроде, стал возвращаться к жизни".

3. Третье место за паническими атаками. Они могут быть короткими или затяжными, а также сопровождаются "всевозможной соматикой, какой и не придумаешь специально".

4. Расстройства памяти. Если раньше были сомнения, есть ли связь с инфекцией, то сейчас поток таких пациентов является для врача подтверждением давнишней гипотезы. "Нарушения эти обратимые в большинстве случаев. Есть почти полтора года наблюдения и работы с этими пациентами. И неплохие результаты", - добавила Ирина Волкова.

5. Расстройства гемодинамики (скачут давление и пульс). Часто проявляется как ощущение, что сердце вот-вот выскочит.

6. Расстройства сна - "от бессонницы до постоянной сонливости, кошмарных сновидений".

7. Расстройства чувствительности (ощущения онемения, мурашек, покалывания, жжения, колотья.

8. Нарушения терморегуляции - у кого-то держится повышенная температура тела 37.2, у других наоборот пониженная 35.5.

9. Значительное выпадение волос, вплоть до гнездной, или диффузной аллопеции. "Лечится непросто", - прокомментировала врач

10. Люди часто стали жаловаться на поносы и похудание. "На днях, смотрела пациентку, активная, была работающая женщина, похудела с 62 до 37 кг. Со всеми, вытекающими отсюда проблемами", - поделилась реабилитолог.

Доктор уточнила, что ее выборка может быть "искажена" специализацией клиники - обращается больше людей с неврологическими нарушениями, чем те, кого мучают одышка и кашель. В клинике доктора Волковой есть даже полностью обездвиженные пациенты с тяжелыми нейропатиями.

"Наша тактика идет от жалоб, ведущих синдромов и объективного состояния . Принципы работы такие же, как в реабилитации. Загружена вся, мультидисциплинарная бригада. Тщательно подобранное медикаментозное лечение. Не торопим с выпиской с больничного. Очень аккуратное отношение к физической нагрузке. Нейропсихологи востребованы, как никогда. Нередко они нужны всей семье. Физиотерапия - самая разнообразная", - подытожила врач.
Стоит напомнить, так называемый длинный ковид (лонгковид) специалисты давно считают отдельной медицинской проблемой. Страдающие от этого пациенты нуждаются в поддержке врачей.

https://www.uralinform.ru/news/society/343867-pohudanie-i-panicheskie-ataki-uralskii-reabilitolog-so...

[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => 1884 [LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [CODE] => [EXTERNAL_ID] => 2556 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => smi_1 [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 ) ) [arReplacedAliases] => [arResultAdd] => [bNavStart] => 1 [bShowAll] => 1 [NavNum] => 6 [NavPageCount] => 1 [NavPageNomer] => 1 [NavPageSize] => 4 [NavShowAll] => [NavRecordCount] => 3 [bFirstPrintNav] => 1 [PAGEN] => 1 [SIZEN] => 4 [SESS_SIZEN] => [SESS_ALL] => [SESS_PAGEN] => [add_anchor] => [bPostNavigation] => [bFromArray] => [bFromLimited] => 1 [sSessInitAdd] => [nPageWindow] => 5 [nSelectedCount] => 3 [arGetNextCache] => Array ( [DATE_CREATE] => [ID] => [IBLOCK_ID] => [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => [ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => [DETAIL_PAGE_URL] => [LIST_PAGE_URL] => [DETAIL_TEXT] => 1 [DETAIL_TEXT_TYPE] => [PREVIEW_TEXT] => 1 [PREVIEW_TEXT_TYPE] => [PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => [SORT] => [CODE] => [EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_TYPE_ID] => [IBLOCK_CODE] => [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => ) [bDescPageNumbering] => [arUserFields] => [usedUserFields] => [SqlTraceIndex] => [DB] => CDatabase Object ( [db_Conn] => mysqli Object ( [affected_rows] => 0 [client_info] => mysqlnd 5.0.12-dev - 20150407 - $Id: 3591daad22de08524295e1bd073aceeff11e6579 $ [client_version] => 50012 [connect_errno] => 0 [connect_error] => [errno] => 0 [error] => [error_list] => Array ( ) [field_count] => 1 [host_info] => Localhost via UNIX socket [info] => [insert_id] => 0 [server_info] => 5.5.5-10.2.31-MariaDB-10.2.31+maria~stretch-log [server_version] => 100231 [stat] => Uptime: 14123515 Threads: 198 Questions: 8496683740 Slow queries: 33621 Opens: 15026275 Flush tables: 1 Open tables: 96000 Queries per second avg: 601.598 [sqlstate] => 00000 [protocol_version] => 10 [thread_id] => 98279490 [warning_count] => 0 ) [version] => [escL] => ` [escR] => ` [alias_length] => 256 [DBName] => c2590_docvolkova_ru [DBHost] => localhost [DBLogin] => c2590_docvolkova_ru [DBPassword] => KiYciGavrebef94 [bConnected] => 1 [debug] => [DebugToFile] => [ShowSqlStat] => [db_Error] => [db_ErrorSQL] => [result] => [type] => MYSQL [column_cache] => Array ( ) [bModuleConnection] => [bNodeConnection] => [node_id] => [obSlave] => [cntQuery] => 0 [timeQuery] => 0 [arQueryDebug] => Array ( ) [sqlTracker] => ) [NavRecordCountChangeDisable] => [is_filtered] => [nStartPage] => 1 [nEndPage] => 1 [resultObject] => ) [NAV_PARAM] => Array ( ) )
 

Блог доктора Волковой. Истории пациентов

Другие статьи
«Только дышал, иногда даже не моргал — а теперь ездит на велосипеде»
«Только дышал, иногда даже не моргал — а теперь ездит на велосипеде»

Чудо происходит, когда начинаешь работать с пациентом


Маленькая двухкомнатная квартирка в хрущевке, молодой мужчина 37-38 лет пятый месяц после инсульта лежит на диване, жена уже в полуистерике. Две девочки — одна школьница, другая помладше — носят за отцом утку с судном. Это то, как выглядит реабилитация в России. Точнее, ее отсутствие. Но таким людям можно помочь — об этом мы говорим с врачом-неврологом Ириной Волковой.

   — В «Фейсбуке» вы часто рассказываете истории успешной реабилитации после инсульта или травм. Это люди, которые успели приехать к вам вовремя?

— У нас много и тех, кто не успел вовремя, кто приехал поздно, когда вышли все сроки и мы уже ничего не можем сделать. Не все так радужно, как я пишу в «Фейсбуке», и так нередко бывает.

У нас на реабилитации был мальчишка Женя Графов. Это история, когда в 2019 году в Чите солдат расстрелял караул. Восемь человек насмерть, трое спаслись, а двое были ранены — один в живот, а другой — как раз Женя — в голову. 

Два месяца комы, пуля и сейчас находится в мозге парня... А он из села в Тюменской области, и полтора года после трагедии вообще толком нигде не был.

Попал к нам запущенный просто донельзя, весь законтрактуренный, полностью парализованный — без своих движений. Женя был у нас два месяца — ему помог благотворитель Игорь Алтушкин. Дело сдвинули с мертвой точки — он стал лучше сидеть, больше держать спину, мы подобрали терапию, но… фатально упущено время.

Вот тут-то не то что руки опускаются — в нашей профессии руки опускаться не должны — но… жуткая история. Парень пострадал в 18 лет, через три месяца после начала службы в армии. Жене определили 1-ю группу инвалидности, дали 20 тысяч пенсии. Помочь им с мамой некому, а есть вещи, которые нужно делать постоянно, пожизненно. Но кто будет заниматься ботулинотерапией для лечения мышечной спастики в деревне в Тюменской области?  

233424234.jpg

У нас лежал парень Саша Ярошик. Он нырнул на мелководье, сломал шею и получил тяжелую травму ныряльщика, с повреждением спинного мозга — его тоже полностью парализовало. А он детдомовский, у него нет никого. До нас Саша год прожил в хосписе, причем мы узнали о нем от журналистов: нам позвонили и сказали, что в хосписе живет парень, песни пишет, поет, можем ли мы взять его на реабилитацию? Первый раз он пролежал у нас два месяца — мы нашли благотворителей, потом фонд «Правмир» оплатил Саше еще один курс. Тоже много чего добились: он сейчас и сидит, и говорит сам. Но год вынужденного бездействия после травмы — это очень много. Руки-то и ноги все равно парализованы, Саша нуждается в постоянном пожизненном постороннем уходе… Сейчас он живет с другом, но, сами понимаете, сегодня друг есть, а завтра — женился. И когда начинаешь думать про Сашу: а как же ему жить-то? Жить-то как?.. Условия должны быть. Возможно, он бы и смог жить один, но нужно адаптировать для этого квартиру. А кто это сделает? Так что печальных историй много.

В 1989 году врач-невролог Ирина Волкова из Екатеринбурга создала спортивную команду в госпитале ветеранов войн, затем — отделение интенсивного восстановления для людей после инсульта. А в 2000-х — свою реабилитационную клинику, куда с последней надеждой едут пациенты от Сочи до Южно-Сахалинска — после черепно-мозговых травм, повреждений позвоночника, сосудистых катастроф.

— Что может «исправить» реабилитация, если ее начать вовремя? Есть ли в вашей профессии место для какого-то медицинского чуда?

— Чудо происходит тогда, когда начинаешь работать с пациентом, и у нас этих чудес много. Но мы говорим о чудесах рукотворных — если бы с человеком не занимались, ничего бы не было.

Лет десять назад — еще до создания клиники — я много консультировала частным образом, у нас с мужем тогда была школа «Жизнь после инсульта». Приезжаю на адрес: маленькая двухкомнатная квартирка в хрущевке напротив нашей главной городской больницы, молодой мужчина 37-38 лет пятый месяц после инсульта лежит на диване, жена уже в полуистерике, две девочки — одна школьница, другая помладше — носят за отцом утку с судном. И помощи никакой ниоткуда нет.

Спрашиваю пациента: «А почему вы лежите?» — «Мне сказали лежать». А у мужчины даже параличей нет! Мы за две недели поставили его на ноги, восстановили гемодинамику. Через месяц он вернулся на работу таксистом, привез нам в подарок свою коляску, которую бесплатно получил от государства, ходунки — все отдал. И таких историй немало.

У нас были ребята, которым ставился диагноз «малое сознание», «апаллический синдром», и они выходили из них.

Лет семь назад мы работали с мальчиком 18 лет из Перми. У него начались осложнения после плановой операции — это не врачебная ошибка, просто иногда так бывает, — и за пару месяцев парень ушел в вегетативное состояние, хроническую кому. Только дышал, иногда даже не моргал. Мы стали им заниматься прямо в реанимации, и поразительный результат был буквально через первую неделю — он пошел! Беда случилась с ним в начале января, а на 9 мая он уже ездил на велосипеде во дворе, потом взял год академического отпуска, восстановился и окончил физико-математический факультет в университете. Сейчас каждый год приезжает ко мне и поздравляет с днем рождения. Это не чудо ли?

Я не хочу сказать, что так получается у 100% пациентов, вообще нет, но все возможное для человека сделать нужно.

Люди лежат и не знают, что им можно помочь

— От чего зависят эти результаты?

— Прежде всего от характера и масштаба поражений. Восемь месяцев мы работали с 19-летней Настей, которая попала в ДТП на трассе «Челябинск — Екатеринбург». Навстречу автомобилю, где сидела Настя, вылетела машина, и при столкновении девушка получила самые тяжелые травмы. Два месяца она была в коме, затем — в вегетативном состоянии, на ИВЛ. И лишь через полгода занятий она начала ходить с поддержкой, вошла в сознание и контакт, стала выполнять инструкции, реагировать на речь, произносить гласные и согласные звуки. К сожалению, Настя осталась без зрения — вот такое тяжелое повреждение мозга…

5456456456.jpg

Но порой очень рано, преждевременно выносятся вердикты докторов: «Вы не будете ходить, есть, пить, говорить, соображать». Причем это говорят врачи на первых этапах реабилитации. Допустим, случился инсульт или травма, и понятно, что человек тяжеленный. Но родственникам говорят: «Вот вам памперсы, коляска — лежите. Когда встанет, пойдете на реабилитацию». Только он сам не встанет! То есть совершенно не тот ориентир дается! 

Нужна ранняя, но правильная реабилитация. А некоторые считают, что правильно — это пригласить домой массажиста. И вот лежит наш пациент, его массируют, а человек не сидит, не стоит и не ходит.

До сих пор встречаются больницы, в которых как будто не слышали о реабилитации.

Особенно сейчас, когда врачей становится все меньше и кадровый голод все больше. Специалистов мало, а участковые, конечно, эту патологию не знают, поэтому пишут: «Колите “Кортексин” и оформляйте инвалидность». Люди лежат и знать не знают, что им можно помочь. Тот же Саша Ярошик год жил в хосписе и не думал, что можно было обратиться в ваш фонд «Правмир» и получить реабилитацию на год раньше. И его судьба складывалась бы иначе.

— Получается, неверные ориентиры дают не только в больницах маленьких городов и деревень, где чаще всего нет профильных специалистов, но и в мегаполисах и больших многопрофильных клиниках?

— За всю Россию сказать не могу, но у нас в клинике на входе висит карта, и мы флажками отмечаем, кто откуда приехал. Самая западная точка — Сочи, самая восточная — Владивосток и даже Южно-Сахалинск.

Совсем недавно к нам приехала семья врачей-терапевтов Серёгиных из Тулы. В 39 лет Денис Владимирович перенес одно из самых коварных заболеваний — бактериальный эндокардит. Он сам по себе протекает тяжело, так еще дает и множество осложнений — в случае Дениса Владимировича инсульт и абсцесс в головном мозге. Доктор становится полностью парализованным, не говорящим, не глотающим, нормально не сидящим, потерявшим очень многие функции. Причем он лечился в Москве — и даже там сказали жене, что он вегетатик, нуждается только лишь в паллиативном уходе. А Серёгины — это врачи, люди с возможностями какими-то! Через «Фейсбук» жена вышла на меня.

4579845796845984756.jpg

Слава Богу, прогноз о паллиативе не сбылся совсем. Они приехали к нам из Тулы, и каждый день приносил хорошие результаты: за два месяца Денис Владимирович начал самостоятельно поворачиваться, садиться и сидеть, писать, появилась речь. Но работы еще очень и очень много.

Хочется донести до людей: вам рано выносят приговоры. Первые полгода вообще не надо никого слушать в этом плане, нужно работать-работать-работать.

На каждом сроке свои задачи, но принцип один — чем раньше начать реабилитацию, тем лучше.

— Это касается любой травмы?

— Людей после инсульта поднять можно: девять из десяти должны ходить. Всемирная организация здравоохранения дает такие цифры: 75% пациентов после инсульта к концу третьего месяца должны перейти на самообслуживание. Причем самое хорошее восстановление идет первые полгода-год. 

Порой, если повезет, к неплохим результатам можно прийти и в течение двух лет после инсульта, а потом восстановление останавливается. Это связано с тем, что заболевания, которые привели человека к инсульту, например, атеросклероз или сахарный диабет, остались, и дальше тоже не положительную роль в его жизни будут играть.

А реабилитация после травмы идет совсем по-другому — со временем такой пациент должен становиться все лучше, восстановление идет в течение четырех-пяти лет. 

На каждом сроке свои задачи, но принцип один — чем раньше начать реабилитацию, тем лучше.

В следующую среду поступает парень, 32 года, после ДТП. По документам тоже ужас-ужас — вегетатика, параличи. Но я вчера смотрела его по видеосвязи: он в сознании, у нас с ним контакт наладился. Спрашиваю маму: «Что вы делаете в больнице?» Прошел третий месяц, и человек уже должен как минимум сидеть сам, а он пока только глазами моргает. Да, его вытащили с того света, но для восстановления ничего еще не делали, представляете?

Думаю, в его случае можно еще помочь, потому что это травма. Причем работа должна быть самой разной — попытаемся задействовать, разбудить все органы чувств, а начинаем с запахов — нужно каждый день удивлять мозг.

— То есть как?

— Если человек лежит в больнице и смотрит в белый потолок или в окно, чем он удивлен? Ничем, согласитесь. Да еще и жизнь идет по режиму — и питание, и капельницы. Мы меняем это все. Даем и сахар, и соль, и лимон, кому-то селедочку, кому-то и алкоголь можно капнуть — мы не знаем, на что мозг отреагирует, что его разбудит. Поэтому стараемся воздействовать на все органы чувств — запахами, музыкой, светом, фактурой. Даем на ощупь разные предметы, холодное, горячее — и таким образом проверяем обоняние и осязание, температурную и болевую чувствительность.

88009086_2614761882136658_6629737283614408704_n.jpg


Много хороших результатов, но не 100%. И еще важный момент — мы никогда не даем обещаний, потому что мы не знаем, как будет. Родственники иногда спрашивают: «У вас такие пациенты были?» — «Были». — «Какие результаты?» — «Есть и такие, и такие». Пока не начали работать, мы не можем сказать, каким будет ответ. Особенно в том случае, если до нас с человеком не работали, его «списали». Тогда мы объясняем, что поработаем месяц, сделаем все возможное, а там — посмотрим.

— Как вы будете работать с тем мужчиной после ДТП?

— На первом этапе хорошо бы наладить с ним контакт и посадить его, потому что сейчас при попытке сесть он падает в обморок. Другая задача — разработать глотание, так как пока молодой человек питается через гастростому. Затем — врач ЛФК и эрготерапевт будут учить его пользоваться руками. На этом этапе пока будет так.

Важно понять, есть ли когнитивные нарушения, функциональный дефицит. Бывают ситуации, когда сначала нужна работа с психологом — надо же со всех сторон к человеку подходить.

Недавно у нас был пациент с болезнью Паркинсона, который сказал: «Если мне у вас не помогут, я покончу жизнь самоубийством». Мы его, кстати, сегодня выписываем.

Подобрали терапию — и он у нас каждый день бегал в магазин за минералкой, хотя две-три недели назад со стула встать не мог. Это тоже колоссальная проблема — врач выписывает препараты, но не видит, как они действуют на пациента. А тут человек пришел, мы его понаблюдали: так вот в чем дело-то, оказывается, — в неправильной дозировке, частоте и времени приема.

В чем сложность реабилитации по ОМС

— Насколько у нас в России доступна такая интенсивная и персонализированная реабилитация по ОМС?

— С реабилитацией достаточно сложно. Государственная реабилитация появилась в 2014 году — до этого ее не было, реабилитационные отделения были у энтузиастов.

Когда в 1989 году моя коллега в госпитале ветеранов войн увидела сюжет, как в одной из дружественных соцстран мужчины после спинальной травмы играли в сидячий волейбол, и рассказала об этом нам, мы очень удивились, потому что у нас вообще инвалиды никуда выйти не могли, про них никто не слышал. А в нашем госпитале было много раненых из Афганистана, затем из Чечни, и мы задумали сделать свою спортивную команду.

Я познакомилась с обществом инвалидов, всех, кого смогла найти, мы привезли в госпиталь — причем некоторые люди годами не выходили на улицу, а у нас начали играть в теннис, плавать в бассейне, вместе мы пили чай. Это было и развлечение, и общение. И сама идея, что люди могут что-то делать, а не только сидеть дома и быть списанными, в моей жизни началась тогда.

8967959595.jpg

А потом у нас в госпитале я занялась созданием нейрореанимации для инсультных больных, и почти сразу возник вопрос: а куда этих людей направлять дальше? Какие-то пациенты, конечно, уходили на паллиативную поддержку, а другим мы еще могли помочь — так у нас появилось «отделение активного восстановления», где люди лежали подолгу, по 30-45 дней. 

Сейчас есть три этапа реабилитации по ОМС, и каждый занимает две недели. Первый — для самых тяжелых пациентов. Допустим, человек с инсультом лежит в больнице десять дней, затем проходит первый этап. Для второго этапа почему-то нужно менять стационар — то есть две недели человек проводит в одном месте, на другие две недели госпитализируется в другое.

Почему нельзя заниматься все четыре недели в одной больнице, я не понимаю. 

Ведь уже выработали программу, поставили консолидированную цель — она должна быть ясной, реальной и достижимой, и ее не надо менять каждые две недели. Да и время упускается: сегодня человек поступил, завтра его посмотрели, послезавтра обсудят — уже три дня из четырнадцати ушли, а еще минус выходные, и на занятия остается семь-восемь дней.

Если после второго этапа человек выписывается, но при этом он еще не начал ходить или только сидит — а в таком состоянии находится большинство пациентов при тяжелых поражениях, — то на третий этап он не попадает, его бесплатная реабилитация заканчивается первым и вторым этапом. Она может закончиться и раньше, первым этапом, если в заключении напишут, что реабилитационного потенциала нет. Все, тем самым ему обрубили второй и третий этап, и тогда человека потом никто не возьмет — мы таких больных тоже видели, и это ужас, потому что кто-то за тебя решил твою судьбу.​

— А почему так происходит — врачи других профилей плохо разбираются в реабилитации или это какие-то системные ошибки?

— Во-первых, все еще нет обучающего курса специалистов. В мединститутах начинают открываться кафедры реабилитации, но нужно время, чтобы врачи выучились и опыт наработали. У нас очень грамотный главный реабилитолог страны — Галина Евгеньевна Иванова, и она мне близка по духу, потому что она тоже своим делом, своей профессией живет. Но у больниц должны быть еще и финансовые условия для создания таких отделений…

4856794567495867.jpg

Во-вторых, специалистов очень мало. Кадровый голод сегодня, особенно в пандемию, очень чувствуется. У нас реабилитационная государственная больница закрыта на ковид. А там 80 коек — куда теперь люди попадут? К тому же не все выпускники медвузов идут в медицину. Говорят, если 30% остались, это хороший результат.

Третья причина — сейчас же еще у людей плохое отношение к врачам и медицине в целом. Допустим, врач посоветует идти в нашу клинику, а пациент пожалуется руководству, что доктор у нас на дотации, что-то с этого получает. И пациентский экстремизм до безумия доходит.

У нас специальность благодарная, в этом плане более выигрышная. Мы помогаем спасать здоровье, жизнь и судьбу человека — либо он сможет обслуживать себя, либо будет парализованным. И еще ладно, если он, — жены редко бросают своих мужей. Женщин бросают! Мужчины долго не выдерживают: побегал три-четыре месяца, а потом мы узнаем, что супруги разведены. 

Сам ложку в рот возьмешь — это не сделает за тебя робот

— Складывается ощущение, что пока хорошая реабилитация — платная…

— В частных и государственных клиниках разные условия, конечно. В нашем центре мы можем разместить до 20 человек максимум, больше мы не берем, потому что с каждым занимаемся индивидуально и каждому можем уделить много времени — целый день работаем, а вечером даем домашние задания. 

А в государственных центрах — поток, вместо часа занятие длится 15-20 минут.

Но еще важный момент — во всем должен быть смысл. Сейчас есть много фирм, производящих очень дорогое оборудование. Например, «Локомат» за 20-30 миллионов, который якобы научит ходить. Но он лишь держит тело! Чтобы начать ходить, человек должен почувствовать землю своими ногами, ему нужно сформировать собственное движение.

Родственники пациентов тоже звонят и спрашивают: «А есть ли у вас бассейн? А какое у вас оборудование? Какие вы используете методики?» У людей есть представление, что должна быть чудо-методика или какое-то супероборудование, которое за тебя что-то будет делать. Но итог правильной реабилитации — в том, что ты сам ложку в рот возьмешь, а не в том, когда за тебя это будет делать робот. Оборудование облегчает нам работу с этими больными, но оно не должно замещать собой движения человека.

— Наверное, здесь большой простор для не очень честных предложений о реабилитации на чудо-оборудовании и с помощью чудо-методик.

— В нашей специальности контрафакта в десять раз больше, чем реальных вещей. Как в онкологии пишут «лечим рак 4-й степени», так и у нас — «восстанавливаем все». Такие обещания всегда должны насторожить, и так жаль людей, кто им поверил, ведь это очень дорого.

Мы с командой были на конгрессе в Австрии, и даже американцы, выступая, сказали, что реабилитация — это самая дорогая специальность. С пострадавшим человеком каждый день работают не менее восьми-десяти специалистов, и у них не может быть маленькой зарплаты, потому что это колоссальная нагрузка — и физическая, и эмоциональная. Мы же одни беды и несчастья видим.

5ece019036e05ab2f2208df8943f5bf2.jpg

Пока женщина у нас, ее уже бросили, муж уже не ходит к ней. Мы же это тоже видим. А бывает так, что ухаживающие умирают раньше пациента. Поэтому мы берем в центр пострадавшего человека вместе с его близкими, чтобы и их обучить, помочь им адаптироваться. 

Кстати, ведь именно родственники принимают решение о реабилитации — сам-то пациент чаще всего не может. Допустим, до травмы он был директором завода, а теперь лежит, и хорошо, если есть семья, которая принимает решение бороться. И хорошие семьи бьются за своего, но всякое бывает. Нотариус к нам пришел — ага, понятно, чем дело скоро закончится. Редко ошибаемся.

«Всех старшеклассников я бы приводила в наше отделение»

— Поэтому вы пишете счастливые истории пациентов в «Фейсбук» — чтобы в том числе поддержать себя и коллег?

— Мне кто-то недавно тоже сказал: «Как хорошо, что вы пишете счастливые истории». Но я-то вижу другое, я не вижу счастливую историю. Человек — хрустальная ваза, и понимать это надо смолоду.

У нас ведь народ не пуганый вообще. Молодежь думает, что впереди века и бессмертие.

Но всех старшеклассников я приводила бы в наше отделение и говорила: вот этот парень упал с крыши, этот делал селфи над шахтой лифта на седьмом-восьмом этаже и в эту шахту упал — это селфи было так нужно? Кто-то пьяный садится за руль, кто-то просто гоняет…

А ныряльщики, которые сломали шею! За август-сентябрь к нам поступили 16 человек от 18 до 32 лет — один молодняк. «Не зная броду, не суйся в воду». Но как их предупредить заранее? Мне все время хочется предупредить, и мои фейсбуковские записи — больше для этого. Поэтому я всегда пишу в конце рассказа: «Берегите себя».

52-3-1.jpg

Да, есть несчастные случаи, как например, недавно у нас в Екатеринбурге ворота упали на идущую смену — восемь человек погибли, две женщины у нас лежат — тяжеленные. Но когда ты лезешь без страховки на скалу — голову-то нужно включать хоть немного! На резинке прыгнул с моста — а она оборвалась, человек улетел вниз. Мама дарит дочке на 15-летие фотосессию на мотоцикле — на первом же перекрестке у матери на глазах их сбивает машина, девочка в вегетатике. И очень хочется это предотвратить…

— Этой девочке можно помочь силами реабилитологов? 

— Ей как раз уже нельзя, к сожалению.

Еще у нас есть целый пласт женщин, которых били и душили мужчины. Мужского экстремизма полно. Но как девочкам сказать: «Вы маленько голову включайте»?

— Уходить, когда насилие только началось?

— Конечно. Дело-то кончится плохо. Он никогда не остановится, никогда.

В фильме человека бьют и убивают по-всякому — пинают и в голову, и в спину, а потом он встает и идет как ни в чем не бывало. 

Но жизнь-то намного грубее и страшнее. У нас в центре было много ребят, которые получили лишь один удар в челюсть — и ушли в вегетатику. Многие пробуют восстанавливаться без черепов — кости после перелома убрали, а пластику сейчас не делают, потому что отделения закрыты на ковид.

Ничего хорошего в этих историях нет. Да, мы много делаем, чтобы восстановить человека, но все равно это уже адаптация к тому, какими они стали. При этом в голове пациента мы стараемся перевернуть его историю, сделать ее со счастливым концом, изменить отношение к ней.

— Как?

— Мы всегда говорим, что 30 лет назад люди с такими травмами вообще не жили. Сейчас, слава Богу, живы все. Да, сегодня вы немного другие, но все мы разные. А дальше — наука развивается, медицина, технологии. Ведь раньше и от ВИЧ погибали, и от рака гортани, но сейчас с этими заболеваниями живут, есть лечение.

52-2-1.jpg

Я уверена, что в ближайшие годы будет что-то, благодаря чему люди со спинальной травмой смогут ходить. Например, будут придуманы легкие и доступные экзоскелеты, а не по десять миллионов, которые никто не может купить. Но ведь и телевизоры когда-то были гигантскими и неподъемными… И я нашим пациентам говорю: «Да, пока так — коляска, но ваша задача — духом не падать, а готовиться физически к новому будущему этапу, который обязательно будет. И вы пойдете».  

Год назад наша Катя Долматова, ей 18 лет, упала с 40-метровой скалы в природном парке «Оленьи ручьи» — ровно через неделю после переезда в Екатеринбург. Была черепно-мозговая травма, сломанная шея, кома. Катюху прооперировали и как бесперспективную выписали домой в Магнитогорск, а через неделю доставили ее к нам на вертолете, с тяжелой травмой спинного мозга, с параличом рук и ног, с пролежнями, чуть дышащую.

Мы учили Катю стоять, поворачиваться, удерживать предметы — и очень многому другому, о чем здоровый человек никогда не задумывается. Теперь она уже сама наносит макияж, делает себе маникюр, хотя мышцы кисти — самые трудно поддающиеся для восстановления. И вот я смотрю на Катины результаты, и думаю, что если была бы возможность длительной реабилитации таких пациентов, то было бы очень много открытий и удивлений для врачей.

В этом году Катя поступила в университет, и вся ее история — о том, что можно выстоять, жить интересно и быть счастливой.

ПРОреабилитация — программа фонда «Правмир», в рамках которой врачи из регионов проходят бесплатную стажировку в ведущих реабилитационных центрах Москвы. Потом они возвращаются в свои города и оказывают помощь людям на новом уровне. Половину средств, которую фонд «Правмир» вкладывает в обучение, обеспечивает президентский грант. А вторую половину необходимо собрать. Вы можете сделать так, чтобы качественная реабилитация была и в вашем регионе! 


6 рукопожатий
6 рукопожатий

История 6 рукопожатий произошла у нас в клинике.
Марина, 28 лет, попадает в июле в тяжелейшую ДТП, со своим любимым мужчиной. За рулём был он. Ему хоть бы хны, а у неё весь комплекс бед, который возникает при переломе позвоночника с повреждением спинного мозга на шейном уровне. Это одна из самых тяжёлых травм. чаще всего прогностически неблагоприятных.
После операции Марину направили на реабилитацию, но там начался ковид, и через 4 дня её выписали. На этом все и закончилось. Привезли её лежачую в маленький северный Уральский городок. Там у неё мама и 3 маленьких детей. Старшей девочке 11. На этом история бы и закончилась, если бы не цепочка везения изочень неравнодушных людей.
У Марины есть классная начальница- Татьяна Николаевна, которая, не хотела мириться с таким положением дел. Она стала искать и думать, что делать дальше, и одна реабилитолог сказала ей про нашу клинику.
Т. Н., позвонила мне и рассказала эту историю, и даже показала Марину по ватсапу.
Что делать, помогать ей некому, дома погибнет от осложнений, слишком много разных трубок было на момент выписки.
Решила брать её к себе, помочь дома ей не сможет никто, и теряется время, а с ним и реабилитационный потенциал. Только наростают осложнения. Я ещё не думала о том, как будем выходить финансово. Реабилитация, самая дорогая и долгая из всех медицинских специальностей. Главное, войну ввяжемся, а там - мир не без добрых людей.
Привезли Марину: паралич во всех конечностях, самостоятельных движений нет, не поворачивается, не сидит ( сразу теряет сознание), не держит в руках ничего, сама не ест, себя не обслуживает. Трахеостома и ещё разные торчащие трубки, не буду входить в детали. Стали её смотреть, и видим движения робкие, слабые в ногах. Ура, Ура-нам есть за, что ухватиться. В первый же реабилитационный консилиум, по определению задач, ставим амбициозную цель - через несколько месяцев она должна ходить, сама.
И начинаем работать. Все сложно не сидит совсем, давление не держит. Применяем все способы, как поднять давление.
А в это время, у нас находится 2 женщины, после очень резонансной трагедии в г. Лесном,и к ним приехали журналисты Лена Панкратьева, с Е1. Очень профессиональная, а главное порядочная и человечная. И я, ей рассказываю историю о Марине, 3-детной матери - одиночке. Лена тут же подключилась к этой истории, и сделала отличную статью.
Эту статью читает директор фонда "Святой Екатерины", Андреев Александр Сергеевич, и рассказывает её основателю фонда
Алтушкину Игорю Алексеевичу, и они берут её под свою опеку. Это здорово, это значит, что у нас будет достаточное время для настоящей реабилитации.
Вот такая добрая и недлинная цепочка из 6 рукопожатий, без всяких бюрократических препон, поможет жить Марине дальше. А позавчера, уже приехали журналисты с разных каналов, и сделали о Марине репортаж, и показали по России.
А мужчинка, который сидел за рулём, сбежал, и ни разу не навестил, и телефон сменил.

Берегите себя. Ваша Ирина Геннадьевна. 

Моя почта I.vol@doc-volk.ru


О клинике

Перейти
О клинике

Когда-то давно, ещё в студенчестве, я прочитала книгу Э. М. Ремарка, "Жизнь взаймы". С этого времени у меня сложилось своё представление о современной клинике, такой которой мне не стыдно было бы дать свое имя.

Моя клиника — это многопрофильная реабилитационная больница, современное медицинское учреждение, созданное по государственному стандарту, пролицензированное по многим медицинским отраслям, таким как: неврология, нейрохирургия, терапия, кардиология, травматология, ортопедия, физиотерапия, гастроэнтерология, психология и психотерапия, ЛФК, экспертиза временной нетрудоспособности и другие.

© 2022
Время работы:
ПН | 8:00 - 19:00
ВТ | 8:00 - 19:00
CР | 8:00 - 19:00
ЧТ | 8:00 - 19:00
ПТ | 8:00 - 19:00
СБ | 9:00 - 13:00
ВС | выходной